Архив рубрики: Культура

Туган Сохиев покинул пост руководителя Большого театра

Туган Сохиев, являющийся музыкальным руководителем и главным дирижером Большого театра с 2014 года, оставляет свою должность.

 Туган Сохиев покинул пост руководителя Большого театра

Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

Эту информацию подтвердил 6 марта агентству ТАСС гендиректор ГАБТ Владимир Урин.

"Мне очень жаль, его уход — это очень серьезная проблема для Большого театра. Как будет складываться дальше ситуация, непонятно", — сказал Урин.

Перед тем, как обнародовать решение, музыкант опубликовал письмо на портале ClassicalMusicNews. Сохиев заявил, что его принуждают в Европе сделать невозможный выбор. Он подчеркнул, что никогда не поддерживал никакие конфликты и не приемлет их в любых формах и проявлениях.

"Меня вынуждают выбрать между двумя культурными традициями. Меня вынуждают предпочесть одного артиста другому. Меня вынуждают выбрать одного певца вместо другого. Скоро меня попросят выбрать между Чайковским, Стравинским, Шостаковичем и Бетховеном, Брамсом, Дебюсси. Это уже происходит в Польше, европейской стране, где запрещена русская музыка", — приводит портал его письмо.

Сохиев также сообщил, что покидает пост музыкального руководителя Национального оркестра Капитолия Тулузы.

"Из-за всего того, о чем я сказал выше, будучи вынужденным столкнуться с невозможным выбором между моими любимыми русскими и любимыми французскими музыкантами, я решил уйти с должности музыкального руководителя и главного дирижера Большого театра в Москве и покидаю пост музыкального руководителя Национального оркестра Капитолия Тулузы", — отмечает дирижер.

Справка "РГ"

Туган Сохиев родился в 1977 году в Орджоникидзе (ныне Владикавказ). В 2001 окончил дирижерский факультет Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова. В 2003-2004 годах являлся музыкальным руководителем Уэльской национальной оперы, с 2005-го — главный приглашенный дирижер Национального оркестра Капитолия Тулузы, с 2008-го — музыкальный руководитель, в период с 2012 по 2016 год — главный дирижер Немецкого симфонического оркестра (Берлин). В 2014 году Сохиев пришел в ГАБТ. Под управлением Сохиева в Большом театре прошли премьеры опер "Кармен" Ж. Бизе (2015), "Катерина Измайлова" Д. Шостаковича, "Осуждение Фауста" Г. Берлиоза (2016), "Снегурочка" Н. Римского- Корсакова (2017), "Пиковая дама" П. Чайковского, "Путешествие в Реймс" Дж. Россини (2018), "Евгений Онегин" П. Чайковского, "Сказка о царе Салтане" Н. Римского- Корсакова (2019), "Саломея" Р. Штрауса (2021). В концертном исполнении прозвучали оперы "Орлеанская дева" Чайковского (2014), "Псковитянка" Римского-Корсакова (2017, 2019), "Кандид" Л. Бернстайна (2018), "Мазепа" Чайковского (2020).

Источник

Швыдкой: Кому помешали традиционные русские ценности

В периоды исторических переломов, глобальных изменений условий человеческого бытия, геополитических конфликтов ценностное осмысление новых проблем нередко оказывается важнее социально-экономических подходов.

 Швыдкой: Кому помешали традиционные русские ценности

Неважно — "белый" ты или "красный", человеческие ценности одни для всех. Фото: РИА Новости

Об этом еще в ХVIII веке писал И. Кант, размышляя о конфликтах этики и цивилизационных процессов. В 60-е годы ХIХ столетия понятие "ценность" ввел в философскую науку немецкий ученый Рудольф Герман Лотце. И вскоре само это понятие вырвалось за пределы философских штудий, войдя в лексический обиход не только представителей гуманитарного и естественного знания, но и государственных мужей, практикующих политиков разного уровня.

"Не получится ли так, что "универсальная" революция земного шара, то есть глобализация и глобальные стандарты вызовут в Японии начальные изменения идентичности японцев, утрату присущих им взглядов на государство и приверженность ему, слепое следование принципам западной цивилизации с ее "законом джунглей"? Не добавят ли японцы к чертам своей идентичности богатство, силу и прочие символы личного процветания?" Карибэ Ёсихито, автор основательного исследования "Традиционная японская идентичность: с древних времен до эпохи глобализации", высказывает ту же озабоченность утратой культурного кода нации, что и его российские коллеги, которые вновь начали активно заниматься этой проблематикой в 2000-е годы.

Важно отметить, что проблема сохранения и бытования традиционных ценностей в последней трети ХХ — первых десятилетиях ХХI века становится актуальной для многих стран, ощутивших властное воздействие глобализации. И не только на Востоке — в Китае, Индии, Японии, Корее, других странах азиатского континента, — но и на Западе, прежде всего во Франции, где сохранение и продвижение национального языка и национальной культуры давно стало важнейшим инструментом в борьбе за национальные интересы. Эта проблема актуальна в Великобритании и США, где отстаивание традиционных для этих стран ценностей — прежде всего в социальной сфере — стало неотъемлемой частью внутриполитической жизни, что особенно наглядно проявляется во время выборов всех уровней.

"Новый консерватизм" в США и Великобритании 1970-х годов был реакцией на молодежный бунт второй половины 1960-х, когда "социокультурная революция" покушалась на устои и ценности буржуазного общества. Смена общественных настроений привела к власти двух ярких политических лидеров консервативного толка — Маргарет Тэтчер в Великобритании и Рональда Рейгана в США, которые в 80-е годы прошлого века олицетворяли политиков, сумевших соединить неолиберализм в экономике и социокультурный традиционализм, во многом опирающийся на фундамент ценностей ХIХ столетия и религиозные устои.

Вовсе не случайно М. Тэтчер отстаивала укрепление традиционной семьи, считая ее опорой британской государственности, выступая против нетрадиционных сексуальных связей. В частности, 28-я статья Акта о местном самоуправлении, принятого в 1988 году, была направлена против пропаганды гомосексуализма, в том числе и в школах. И в ХХI веке защита традиционной семьи становится существенным элементом предвыборных дискуссий в Великобритании и США. Республиканские кандидаты в большинстве своем выступают против однополых браков, усыновления однополыми парами детей и т.д. Мнение видного республиканца Митта Ромни, высказанное им во время предвыборной кампании 2012 года, о том, что "брак является священным союзом между мужчиной и женщиной", разделяли десятки миллионов американцев.

Защита традиционных ценностей определяется прежде всего потребностью в сохранении культурного кода нации, национальной идентичности, с которым связывают индивидуальный образ того или иного народа, естественное стремление этносов обрести историческое бессмертие.

Обостренное внимание к защите традиционных ценностей возникает во время модернизационных переломов, когда необходимо уравновесить скорость изменений в экономической, технологической или социокультурной реальности. В истории России это случалось не раз — достаточно вспомнить церковный раскол Русской Православной церкви середины ХVII века, реформы всего уклада российской жизни в эпоху Петра I, отмену крепостного права Александром II в 1861 году и, наконец, эпоху революций начала ХХ столетия, завершившихся Октябрьским переворотом. Непрекращающийся диалог славянофилов и западников, истоки которого укоренены в русской истории, в ХХ веке приобрел новые, порой глубоко драматические черты.

Из-за того, что советская государственность позиционировала себя по преимуществу как модернистский проект, ориентированный на созидание "нового человека" и нового общества, декларировала в качестве одного из важнейших элементов идеологии "пролетарский интернационализм", тема традиционных ценностей долгое время считалась чуть ли не контрреволюционной. Только к середине 30-х годов — во многом из-за обострения международной обстановки — в идеологический лексикон возвращаются слова "патриот" и "патриотизм", которые прежде считали принадлежащими белогвардейцам. В это же время в вузы возвращают исторические факультеты. Примеры национальной истории и культуры используют в политических целях консолидации советского общества. Примечательно, что в Постановлении ЦК ВКП(б), посвященном исторической проблематике, критикуют "непризнание прогрессивным фактом принятие христианства, неправильное освещение роли Александра Невского, отсутствие признания положительной роли Богдана Хмельницкого, преувеличение организованности крестьянских восстаний".

Великая Отечественная война с новой — поистине трагической силой — заставила обратиться к героическим образам русской истории. Фигуры Александра Невского, Кутузова, Суворова расширяли границы прошлого, лишали его идеологической ограниченности. Новое понимание традиционных ценностей для советского народа складывалось именно во время Великой Отечественной войны. Но советская идеология в ее сталинском варианте взяла реванш в эпоху борьбы с космополитизмом, когда к существительному "патриотизм" стали прибавлять прилагательное "советский".

Защита традиционных ценностей определяется прежде всего потребностью в сохранении культурного кода нации

Глубинная общественная потребность сохранения традиционных ценностей обнаруживает себя в СССР в 60-е годы прошлого века, когда в литературу пришли такие выдающиеся писатели, как Василий Белов, Федор Абрамов, Валентин Распутин, Виктор Астафьев и другие представители так называемой деревенской прозы. Начало их активной деятельности совпало во времени с созданием Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, во главе которого были Павел Корин, Леонид Леонов, Петр Барановский и др.

"Деревенщики" полемизировали не только с представителями "городской литературы", но прежде всего с советской идеологией, отстаивая ценности русского крестьянства, замордованного Советской властью. Именно "почвенники" в первую очередь не приняли тех перемен, которые начались в СССР в первой половине 80-х годов прошлого века. Ощущая себя главными хранителями традиционных ценностей, они резко выступали против новой экономической политики, продекларированной Б. Ельциным и Е. Гайдаром после самороспуска Советского Союза. Экономический и политический неолиберализм был для них неприемлем. В 1990-е годы с особой остротой возникает тема выработки некоей новой национальной идеи, способной объединить многонациональный российский народ. Но ее искусственное создание "сверху" не могло быть успешным. Для ее органического рождения всегда нужны годы, а то и десятилетия успешной социальной жизни. Но вопрос о национальной российской идентичности никуда не исчез.

Одним из первых российских духовных лидеров еще в самом начале нынешнего века на проблему традиционных ценностей обратил внимание Святейший Патриарх Кирилл, в ту пору митрополит Смоленский и Калининградский, — не отрицая строительства либеральной экономики и демократических государственных институтов, он полагал, что их надо уравновесить фундаментальными для России ценностями в образовании, семейных отношениях, общественной жизни, укреплением позиций РПЦ.

В защиту российских традиционных ценностей начиная с 2007 года не раз выступал президент Российской Федерации В.В. Путин, утверждая, что именно Россия в современном мире выступает как хранитель не только национальных, но и общеевропейских ценностей. Выступая на открытии Евразийского женского форума 14 октября 2021 года, он, в частности, сказал: "Безусловно, при абсолютной необходимости обеспечения свобод каждого человека, в том числе и свободы самоидентификации, тем не менее все-таки я убежден, что традиционные семейные ценности — это важнейшая нравственная опора и залог успешного развития и в настоящем, и в будущем". Именно В.В. Путин предложил включить в новую редакцию Конституции РФ формулировку о том, что брак является "союзом между мужчиной и женщиной". Тема сохранения традиционных российских ценностей нашла свое место и в Обращении президента Российской Федерации к народу России 24 февраля 2022 года.

В контексте стремительного развития неолиберальных тенденций в общественной жизни Запада российский неоконсерватизм таким образом стал своего рода депозитарием гуманистического наследия Европы в его религиозном и светском обличиях. Юридические новеллы о защите традиционных ценностей вошли в ряд важнейших законодательных актов, начиная с Основного Закона российского государства. Именно поэтому вызывает сомнение необходимость нового законодательного акта. Если потребуется, целесообразнее внести поправки в уже существующие законы — от Семейного кодекса до Основ законодательства о культуре. При этом важно понимать, что традиционные ценности не должны становиться оковами живым процессам экономического, технологического и социокультурного развития. В динамично развивающемся обществе они выполняют роль своего рода стабилизатора, баланса, необходимого для трудно достижимой, но возможной гармонии. Нельзя забывать, что самые яркие новации — в искусстве, науке, социально-экономической практике — со временем нередко становятся частью национальной традиции.

Источник

Как живет сегодня библиотека и есть ли у нее будущее

Все мы — я имею в виду прежде всего тех, кому за сорок, — росли с книжкой в руках. Сначала это был букварь, потом увлекательные приключения, а кто-то дотянулся и до классики. В жизни прежних поколений библиотека значила очень многое — это был колдовской, манящий мир, через который мы шли к знанию, постигали прошлое, учились настоящему, заглядывали в день завтрашний.

А что сегодня происходит с книгой? Кто и зачем приходит в библиотеку? Выживут ли бумажные издания под напором цифры?

В поисках ответа на эти вопросы корреспондент "РГ" навестил Российскую государственную библиотеку (бывшая "Ленинка").

 Как живет сегодня библиотека и есть ли у нее будущее

Виктор Федоров с оптимизмом смотрит в будущее: главная библиотека страны любима по-прежнему. Фото: Владимир Снегирев/РГ

Виктор Васильевич Федоров на протяжении двенадцати лет был генеральным директором РГБ, а последние годы является её президентом. Он не расположен ностальгировать по прошлому и с оптимизмом смотрит в будущее. Для этого у президента есть основания: как и прежде, в главную библиотеку страны ежедневно обращаются тысячи граждан разного возраста — от школьников до академиков, а по своим фондам и доступу к ним это учреждение соответствует высоким мировым стандартам.

Я, правда, по своей привычке все ставить под сомнение усомнился в этом, однако мой собеседник был тверд:

— С абсолютной уверенностью могу сказать, что РГБ не только соответствует самым строгим требованиям, но в ряде направлений мы пионеры. Например, нигде централизованно не хранятся научные диссертации. Их держат те университеты, где проходили защиты. Теперь давайте встанем в позицию человека, который пишет какую-то научную работу и которому необходимо ознакомиться с трудами предшественников. Да, современные информационные технологии значительно облегчают такой поиск. Но тем не менее только у нас есть единый банк хранения всех диссертационных работ, кроме медицинских, которые хранятся в медицинской библиотеке.

А дальше возникла следующая задача: как обеспечить удаленный доступ к этим богатствам, не нарушая отечественного законодательства об интеллектуальной собственности? И вот что мы придумали еще на рубеже веков: виртуальные читальные залы Российской государственной библиотеки, которых сейчас более двухсот по всей стране и за рубежом. Это с юридической точки зрения разрешает нам обеспечить читателю, пришедшему, допустим, в Иерусалиме в такой читальный зал, знакомиться с цифровыми материалами, в том числе с диссертациями.

В развитие темы появилась так называемая Национальная электронная библиотека.

Число людей, которые приходят в читальные залы, постоянно сокращается. Зато идет бурный рост удаленных пользователей, который объясняется увеличением контента электронных библиотек…

То есть, если я вас правильно понял, у РГБ сейчас есть две категории пользователей: одни ножками приходят к вам, а другие читают ваши книги и документы дома на экранах своих компьютеров? И каких же больше?

Виктор Федоров: Дома на компьютере прочитать можно только то, что введено в общественный оборот после истечения сроков, связанных с авторским правом. А каких читателей больше? Трудно сказать. Вы можете сегодня зарегистрироваться у нас, получить читательский билет, но затем ни разу не появиться здесь. Общая тенденция для всего мира такова: число людей, которые приходят в читальные залы, постоянно сокращается. Зато идет бурный рост удаленных пользователей, который объясняется и развитием новых технологий, и увеличением контента электронных библиотек…

…И ковидной ситуацией в мире.

Виктор Федоров: Ну, это фактор преходящий, временный. А библиотеки живут вечно.

Судя по вашим словам, оснований для тревоги по поводу сокращения читательской аудитории нет. Но вот я, как обыватель, вижу другую картину: интерес к книге в ее традиционном бумажном варианте падает, книжных магазинов становится все меньше. Да и сами издатели жалуются на падение спроса.

Виктор Федоров: Я не могу отвечать за весь книжный рынок. Но вот что касается библиотек, то задам вам встречный вопрос: зачем люди обращаются в "Ленинку"? Сюда приходят не только читать, а работать или учиться. Исследователи работают, студенты и аспиранты учатся.

Университетские библиотеки с точки зрения их комплектования испытывают острый дефицит нужной литературы, это касается даже известных традиционных вузов, я уже не говорю о тех, которые появились недавно и у которых вообще нет своих книжных фондов. Поэтому у нас в сентябре — аншлаг, все идут записываться в читатели, нужда гонит.

Если брать в совокупности обе категории наших пользователей, то налицо рост.

Насколько сложно стать ­сегодня вашим читателем? Есть какие-то ограничения — возрастные, образовательные, связанные с гражданством?

Виктор Федоров: Никаких ограничений. Любой гражданин планеты Земля, достигнув четырнадцати лет и предъявив паспорт, имеет право стать нашим читателем. Никаких закрытых фондов по идеологическим соображениям. Если вы зарегистрировались, то автоматически получаете доступ ко всему тому, чем мы располагаем. Есть лишь одно исключение: если речь идет о редкой книге или о рукописях, то оригинал предоставят не каждому. Оцифрованную копию — пожалуйста. А оригинал, допустим, черновик рукописей Булгакова, только серьезному исследователю при наличии у него официальных писем или рекомендаций. Это общепринятая мировая практика.

И все же, если сравнить РГБ с другими известными в мире хранилищами книг, то как она будет выглядеть в таком ряду? На каком месте в рейтинге лучших?

Виктор Федоров: Сразу же скажу, что определить самую крупную библиотеку мира чрезвычайно сложно, потому что у всех разная методика подсчета количества документов. Но, во всяком случае, нас наряду с библиотекой Конгресса США и Британской библиотекой признают в числе самых крупных.

Наши фонды — это более сорока семи миллионов единиц хранения документов. Что имеется в виду под понятием "документ"? Это книга, брошюра, отдельно — каждый экземпляр журнала, годовая подшивка газеты, архивные материалы.

Общая площадь всех наших помещений — более 130 тысяч квадратных метров. Это целый квартал зданий между Воздвиженкой и Знаменкой, ряд домов на Моховой, помещение на Пятницкой, хранилище в Химках — там отделы диссертаций и газет. Много? Но на самом деле нам катастрофически не хватает места для размещения фондов. Когда-то с властями был согласован проект сооружения большого здания по соседству — в Староваганьковском переулке, были начаты проектные работы, но, к сожалению, затем все увязло.

Кроме того, мы вынуждены арендовать часть площадей у Книжной палаты, там хранится малоспрашиваемая литература. Это в районе Можайска.

Штат РГБ — это примерно около полутора тысяч человек. Кстати, когда на рубеже тысячелетий я пришел сюда, здесь сотрудников было почти в два раза больше. Новые информационные технологии и типичный для всех бюджетных организаций дефицит финансирования потребовали ужаться.

Кстати, про новые технологии… Вы имеете в виду оцифровку своих фондов?

Виктор Федоров: Если коротко, то главное достоинство этих технологий заключается в том, что они позволяют нам сохранить все то, что быстро исчезает. Ну, например, газеты. Взять издания эпохи Гражданской войны, когда о качестве бумаги никто не думал. Газеты того времени сейчас просто физически рассыпаются. Если их пытаться сохранить в первозданном бумажном виде, это потребует огромных денег. Выручает цифра.

Исследователь, который обратится к нам лет через сто или двести, должен иметь полное представление о том, что издавалось, что читали, о чем спорили

Можно ли говорить о том, что сегодня все основные книгохранилища мира идут параллельными путями?

Виктор Федоров: Все библиотеки мира развиваются примерно одинаково и взаимодействуют на общепринятых принципах. Например, существовала такая форма сотрудничества, как международный книгообмен. В чем она заключалась. Приходит читатель в "Ленинку" и говорит: "Я интересуюсь историей Техаса и знаю, что есть книжка некоего Билли Джонса по этой теме на английском языке". Мы смотрим. Увы, такой книги у нас нет, но ничего страшного, мы пишем письмо, условно, в Библиотеку Конгресса, где она есть, и просим прислать книгу в Москву. Естественно, подобный книгообмен был связан с определенными затратами, но все это существовало на бартерной основе.

Теперь, с внедрением новых информационных технологий, нет смысла тратиться на пересылку самой книги в бумажном виде, легче передать ее в цифре. Тем более что почтовые тарифы возросли многократно.

 Как живет сегодня библиотека и есть ли у нее будущее

В знаменитую "Ленинку" приходят не только читать, но работать или учиться. Исследователи, студенты, аспиранты, школьники… Фото: Владимир Снегирев

Еще такой актуальный вопрос. Вот прихожу я в большой книжный магазин, и там глаза разбегаются от обилия всякого товара. Однако при ближайшем рассмотрении понимаешь, что книг много, а купить иной раз нечего, потому что огромное количество всякой халтуры, желтизны, бульварщины. Такие "книги" тоже хранятся в ваших фондах, или есть какой-то отбор, какие-то фильтры?

Виктор Федоров: Специфика любой Национальной библиотеки заключается в том, что она не имеет права производить избирательное комплектование, мы обязаны хранить все, что издается. Сейчас объясню почему? Ведь исследователь, который обратится к нам, скажем, лет через сто или двести, должен иметь полное представление о том, что и как издавалось, что читали, о чем спорили. Иначе будет искажение исторической действительности.

Что же касается того книжного "спама", о котором вы говорите, то этой болезнью мы переболеем. Раньше была наивная вера в то, что рынок все рассудит и расставит по правильным местам. Теперь ясно: не сам рынок, а время, зрелость общества.

Ну, тогда последний вопрос — не могу его не задать вам, издателю, опытному профессионалу библиотечного дела: есть ли будущее у бумажной книги?

Виктор Федоров: Аудитория традиционной книги будет сужаться. Как бы мы к этому ни относились, но таков "закон жанра". Но бумага останется и станет уделом представителей интеллектуальной элиты. Сейчас это слово "элита" испорчено, трактуется однобоко и часто в негативном смысле. Я имею в виду тех высокообразованных, интеллигентных, думающих людей, которые двигают нашу жизнь вперед.

Что касается библиотек, то перспективы их выживания и развития зависят исключительно от государственной поддержки. В стране около 45 тысяч школьных библиотек — это Минпросвещения. У Минобрнауки — библиотеки университетов и академические. Есть библиотеки у Минобороны и в других ведомствах. Сегодня нам явно не хватает межведомственного координирующего органа во главе как минимум с вице-премьером. Это позволит решить и вопросы грамотного комплектования, и проблемы финансирования.

Помогая библиотекам, мы поддерживаем отечественного книгоиздателя. Мы решаем проблемы полиграфической промышленности. Мы воспитываем у молодежи потребность к чтению. И — самое главное — мы формируем думающего, сознательного человека, без которого гражданское общество и будущее страны немыслимо.

Поможет ли смена интерфейса вернуть в библиотеку читателейКстати

В 2022 году Российская государственная библиотека отметит свой юбилей. 160 лет назад в Дом Пашкова из Санкт-Петербурга переехал музей канцлера Российской империи графа Н. П. Румянцева, из библиотеки которого выросла "Ленинка".

В 2022 году произойдет и другое знаковое событие для главной библиотеки страны: ей передаются функции Российской книжной палаты.

Источник

Почему Пушкин не давал спать Есенину и Маяковскому?

В издательстве «Бослен» вышла книга «Есенин vs Маяковский» о взаимоотношениях двух великих поэтов, соперников и дуэлянтов на литературной сцене, антагонистов, резко критикующих друг друга, но при этом уважающих один другого.

 Почему Пушкин не давал спать Есенину и Маяковскому?

Фото: предоставлено издательством Бослен

Поэтическая дуэль Есенина и Маяковского началась со дня их знакомства и закончилась только после смерти обоих. "Маяковскому не давало покоя ближайшее соседство с Есениным", — утверждал Юрий Анненков. Что было общего у двух поэтов? Каким было их отношение к Европе и Америке? Зачем хулиганили футуристы и имажинисты? Все это можно узнать из книги. Увлекательный рассказ Марии Андреевны Степановой (не путать с другим известным писателем, поэтом Марией Михайловной Степановой) дополняют фотографии, портреты, афиши, обложки, шаржи.

"РГ" предлагает фрагмент из книги "Есенин vs Маяковский", предоставленный издательством "Бослен", о том, почему Пушкин не давал спать двум поэтам. Футуристы обещали "бросить его с корабля современности". А имажинисты… об этом в главе "Александр Сергеевич, разрешите представиться".

Историк, писатель, публицист Яков Гордин рассказал о последней дуэли ПушкинаДословно

…Эпоха конца XIX — начала XX века была временем переосмысления и нового открытия классической литературы. Никто из поэтов Серебряного века не остался равнодушным к А.С.Пушкину. Как утверждал Юрий Анненков, "Пушкин вообще не давал спать поэтам" (Анненков Ю.П. Дневник моих встреч. Цикл трагедий. В 2 т. / Вступ. ст. П.А.Николаева. Т. 1. М., 1991. С. 158). Одни поэты, как В.Я.Брюсов, писали теоретические работы по особенностям метрики Пушкина, его стиля, отдельные работы о специфике некоторых произведений Пушкина ("Домик в Коломне", "Медный всадник"), а также о важнейших аспектах биографии поэта ("Первая любовь Пушкина", "Из жизни Пушкина"). Большинство поэтов обращались к имени и личности Пушкина как к истоку гармонии и эталону искусства, "солнцу русской поэзии" (А.А.Ахматова) и провозглашали себя его учениками, последователями (М.И.Цветаева). Очень интересным и сложным было отношение к Пушкину у Есенина и Маяковского. Каждый из них претендовал на лидерство в поэзии, на роль "Пушкина XX века". По свидетельству Ивана Грузинова и Августы Миклашевской, Есенин даже "играл в Пушкина", приближая свой внешний облик к пушкинскому: "Идем по Тверской. Есенин в пушкинском испанском плаще, в цилиндре. Играет в Пушкина. Немного смешон. Но в данную минуту он забыл об игре. Непрерывно разговариваем. Вполголоса: о славе, о Пушкине. На углу останавливаемся. На прощанье целуем друг у друга руки: играем в Пушкина и Баратынского" (Грузинов И.В. Есенин // ЕВС. В 2 т. Т. 1. М., 1986. С. 355), "Вышел к нам Есенин в крылатке и в широком цилиндре, какой носил Пушкин. Вышел и сконфузился. Взял меня под руку, чтобы идти, и тихо спросил: "Это очень смешно? Но мне так хотелось хоть чем-нибудь быть на него похожим" (Миклашевская А.Л. Встречи с поэтом // Сергей Есенин глазами современников / Сост. Н.И.Шубникова-Гусева. СПб., 2006. С. 234). Существует стереотип, что Есенин всегда относился к Пушкину с исключительным благоговением, а Маяковский отрицательно и нигилистически, как к классику, ориентация на которого тормозит развитие искусства. Действительно, Есенин относился к личности и памяти Пушкина очень трепетно. Если в первый период московской жизни местом его литературного паломничества была могила Гоголя, то в петербургский период это был дом Пушкина на Мойке. Буквально после нескольких литературных знакомств и самого первого обоснования в городе Есенин попросил своих новых знакомых показать ему дом, где умер Пушкин. Увидев его издали, Есенин встал на колени, снял шляпу и спросил своего спутника: "Как ты думаешь: может — перекреститься?" Однако и в жизни Сергея Есенина был недолгий период юношеского максимализма, когда он был настроен критически по отношению к классической литературе, в том числе и к Пушкину. В московском письме к другу Григорию Панфилову (1913) Есенин пишет, что "не признает" Пушкина, и поясняет это, обращаясь к адресату письма: "Тебе, конечно, известны цинизм Пушкина…" (Есенин С.А. Письмо Г.А.Панфилову между 16 марта 13 апреля 1913 г. // ПСС-Е. Т. 6 М., 2005. С. 34). В период творчества, когда поэт состоял в группе имажинистов, отрицающих классику по причинам, близким к футуристическим, есть свидетельства, что Есенин во время встречи Нового года в Политехническом музее вместе с другими поэтами кричал: "Мы — имажинисты — не признаем Пушкина!" Среди хулиганских поступков имажинистов был один, о котором мы еще не упоминали и который вызвал особое негодование москвичей. Мариенгоф и Шершеневич попросили, чтобы художник Дид Ладо (Псевдоним художника Белевского А.С) нарисовал плакат "Я с имажинистами!", и повесили его на спину знаменитого памятника Пушкину, который стоял тогда на Тверском бульваре, лицом к Страстному монастырю. По уверениям Матвея Ройзмана, Есенин сорвал этот плакат, отказавшись участвовать в затее. По другим воспоминаниям, плакат сорвали возмущенные жители города. Однако не вызывает никаких сомнений искренняя любовь и преклонение Есенина перед гением Пушкина. По свидетельству близких друзей поэта, Пушкина он цитировал чаще всего. Особенно нравились ему стихи "19 октября", "На холмах Грузии лежит ночная мгла…", "Не пой, красавица, при мне…", "Деревня". По словам друга детства Есенина Н.Сардановского, "Евгения Онегина" поэт знал наизусть (Сардановский Н.А. На заре туманной юности // ЕВС. В 2 т. Т. 1. М., 1986. С. 130). М.Ройзман упоминает в своих записях, что Есенин часто вспоминал "Маленькие трагедии", особенно выделяя "Моцарта и Сальери" (Ройзман М.Д. Все, что помню о Есенине // Живой Есенин. Антология. СПб., 2006. С. 272). О близости пушкинских и есенинских образов и мотивов, о "воскрешении пушкинских ритмов" в поэзии Есенина, влиянии пушкинской традиции на творчество Есенина написано огромное количество научных работ (Пяткин С.Н. Пушкин в художественном сознании Есенина. Большое Болдино, 2010). В поздний период творчества Есенин признавал, что стиль Пушкина является для него ориентиром, неким эстетическим каноном. В автобиографии 1925 года он писал: "В смысле формального развития теперь меня тянет все больше к Пушкину" (Есенин С.А. О себе // ПСС-Е. Т. 7. Кн. 1. М., 2005. С. 20), а в анкете о Пушкине писал о русском классике как выдающемся человеке, чьи личность и творчество еще не открыты по-настоящему: "Пушкин — самый любимый мною поэт. С каждым годом я воспринимаю его все больше и больше как гения страны, в которой я живу. Постичь Пушкина — это уже нужно иметь талант. Думаю, что только сейчас мы начинаем осознавать стиль его словесной походки" (Есенин С.А. Анкета Книга о книгах. К пушкинскому юбилею. // ПСС-Е. Т. 5. М., 2005. С. 225). К праздничным дням 125-летия Пушкина Есениным было написано стихотворение "Пушкину", которое он и прочитал, стоя у памятника во время юбилейных торжеств:

Мечтая о могучем даре

Того, кто русской стал судьбой,

Стою я на Тверском бульваре,

Стою и говорю с собой.

Блондинистый, почти белесый,

В легендах ставший как туман,

О Александр! Ты был повеса,

Как я сегодня хулиган.

Но эти милые забавы

Не затемнили образ твой,

И в бронзе выкованной славы

Трясешь ты гордой головой.

А я стою, как пред причастьем,

И говорю в ответ тебе:

Я умер бы сейчас от счастья,

Сподобленный такой судьбе.

Но, обреченный на гоненье,

Еще я долго буду петь…

Чтоб и мое степное пенье

Сумело бронзой прозвенеть

Есенин С.А. Пушкину // ПСС-Е. Т. 1. М., 1995. С. 203.

Стихотворение представляет собой больше саморефлексию, размышление об искусстве и о собственной судьбе перед лицом Пушкина, как перед высшим судией, чем беседу с гением на равных. Многие современники отмечали, что Есенин любил гулять по Тверскому бульвару из-за его литературной славы, что это было одно из любимых его мест в Москве. Особенно дорог Есенину был памятник Пушкину: проходя мимо, он всегда оборачивался, мог говорить с ним как с "живым" Пушкиным (Ройзман М.Д. Все, что помню о Есенине // Живой Есенин. Антология. СПб., 2006. С. 331). Слова в стихотворении "блондинистый, почти белесый" относятся, как ни покажется странным, к Пушкину, и появились они из реального эпизода биографии Есенина. Однажды, идя зимней ночью по бульвару, он взглянул на памятник Пушкину: припорошенный снегом и в свете фонарей, он показался ему блондином, исчезающим в тумане. Обращение к Пушкину в стихотворении исключительно вежливое и почтительное, полное молитвенного преклонения ("как пред причастьем"), передающее отношение лирического героя к поэту именно как "к гению страны", сыгравшему огромную роль в становлении национальной культуры. Быть может, единственная вольность — упоминание деталей биографии Пушкина ("Ты был повеса, / Как я сегодня хулиган"). Есенин сравнивает себя с Пушкиным и этим словно бы оправдывает себя, придавая глубокий смысл своему хулиганству. Друзья поэта отмечали подобное и в его биографии. Когда кто-нибудь пенял ему, выговаривая за неординарные поступки, он спокойно парировал: "А вы знаете, как Шекспир и Пушкин хулиганили?" Стихотворение "Пушкину" было и пророчеством в своем роде: "степное пенье" Есенина "сумело бронзой прозвенеть" — в 1995 году на Тверском бульваре (территориально близко к нынешнему месту нахождения памятника Пушкину) был установлен памятник Сергею Есенину, которого еще его современники считали наследником пушкинской традиции. Шаганэ Тальян однажды обмолвилась: "Сергей Александрович, вы словно Пушкин XX века!", а во время похорон Есенина траурная процессия трижды обнесла гроб с телом поэта вокруг памятника Пушкину в знак того, что он был достойным преемником пушкинской славы. Что касается Маяковского, то этого поэта до конца жизни несправедливо упрекали в неуважении к Пушкину. Одной из причин были знаменитые слова из манифеста футуристов: "Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с парохода Современности", а другой — его собственные стихи и эпатажные заявления: "А почему не атакован Пушкин? / А прочие генералы классики?"; "Маяковский заявил, что никогда не читает Пушкина, — только в детстве, когда заставляли. И никаких поэтов он никогда вообще не читает. Конечно, это была неправда…" (Тамара Миклашевская-Красина, Миклашевская-Красина Т. В. В дни Февральской революции // МГС. СПб., 2014. С. 154). Массовый читатель принимал лозунги футуристов или некоторые высказывания самого Маяковского буквально, но имя Пушкина в данном случае было только символом. Маяковский выступал против канонизации Пушкина, и выступал по многим причинам. Ориентация на образцы (даже самые высокие) сковывает авторскую свободу, мешает самовыражению, тормозит развитие искусства и языка. Каждая новая эпоха требует новых форм в искусстве, диктует новые темы. Поэт каждой эпохи говорит своим, неповторимым языком. Свежий, неординарный, "незатертый" взгляд позволяет увидеть Пушкина (и других классиков) с необычной, неожиданной стороны: Я люблю вас, но живого, а не мумию. Навели хрестоматийный глянец. Взгляд на Пушкина с академических высот казался пошлым и устаревшим не только Маяковскому, но и его друзьям-футуристам: "Пушкинианцы, вот кто является истинными могильщиками поэзии. Оберегая Пушкина от нас, они превратили поэта в медного идола, попытались сделать из него литературные мощи, ученый гербарий" (Каменский В.В. Жизнь с Маяковским // Пришедший сам. Воспоминания о Владимире Маяковском. / Вступ. ст. Д.Быкова. М., 2013. С. 58). Очень интересно о связи Маяковского с Пушкиным писала М.И.Цветаева: "Самоохрана творчества. Чтобы не умереть — иногда — нужно убить (прежде всего — в себе). И вот Маяковский — на Пушкина. Своего по существу не врага, а союзника, самого современного поэта своего времени, такого же творца своей эпохи, как Маяковский — своей — и только потому врага, что его вылили в чугуне и этот чугун на поколения навалили. (Поэты, поэты, еще больше прижизненной славы бойтесь посмертных памятников и хрестоматий!) Крик не против Пушкина, а против его памятника" (Цветаева М.И. Поэт и время // Цветаева М.И. Сочинения в 2 т. / Сост., подгот. текста, вступит. статья и коммент. А.Саакянц. Т. 2. М., 1988. С. 358-359. В той же работе Цветаева подчеркивала единство двух поэтов: "Пушкин с Маяковским бы сошлись, уже сошлись, никогда по существу и не расходились. Враждуют низы, горы — сходятся" (Цветаева М.И. Поэт и время // Цветаева М.И. Сочинения в 2 т. / Сост., подгот. текста, вступит. статья и коммент. А.Саакянц. Т. 2. М., 1988. С. 359). В одном из писем Б.Л.Пастернаку (июль 1931 года) Цветаева называла Маяковского прямым наследником Пушкина (наряду с Пастернаком): "Думаю, что от Пушкина прямая кончается вилкой, вилами, один конец — ты, другой — Маяковский" (Цветаева М.И., Пастернак Б.Л. Через лихолетие эпохи..: письма 1922-1936 годов, М., 2016, С.487). Пушкинское место — Тверской бульвар связан с Маяковским не меньше, чем с Есениным. Знаменитый памятник Маяковский "оживляет" в стихотворении "Шутка, похожая на правду":

Скушно Пушкину.

Чугунному ропщется.

Бульвар хорош пижонам холостым.

Пушкину требуется культурное общество,

а ему подсунули Страстной монастырь.

Маяковский В.В. Шутка, похожая на правду // ПСС-М. Т. 9. М., 1958. С. 246.

 Почему Пушкин не давал спать Есенину и Маяковскому?

Владимир Маяковский. Фото: РИА Новости

К 125-летию Пушкина Маяковским было написано стихотворение "Юбилейное". Стихотворение — разговор с Пушкиным на равных. Лирический герой Маяковского ощущает себя в одном измерении с Пушкиным ("У меня, да и у вас, в запасе вечность…"), не только его наследником, но и равным собеседником, равным — по пониманию назначения поэзии, взаимному знанию мук творчества ("Но поэзия — пресволочнейшая штуковина"), осознанию трагического пути поэта, горечи неразделенной, безнадежной любви ("Вот когда и горевать не в состоянии — это, Александр Сергеич, много тяжелей…"). В "Юбилейном" Маяковский словно вспоминает ворох обвинительных записок и нареканий по поводу Пушкина и оправдывается перед ним: "Александр Сергеич, да не слушайте ж вы их! Может, я один действительно жалею, что сегодня нету вас в живых". Как и для Сергея Есенина, Пушкин для Маяковского был главным мерилом собственного таланта: смотря в сторону Пушкина, он оценивает свои успехи в творчестве и только рядом с Пушкиным видит свое бессмертие — "После смерти нам стоять почти что рядом: вы на Пе, а я на эМ". Словно на суд Пушкина Маяковский выдвигает всех своих современников ("Чересчур страна моя поэтами нища"), определяя свое исключительное положение:

Ну, Есенин.

мужиковствующих свора.

Смех!

Коровою

в перчатках лаечных.

Раз послушаешь…

но это ведь из хора!

Балалаечник!

Маяковский В.В. Юбилейное // ПСС-М. Т. 6. М., 1957. С. 52-53

Сергей Есенин на этот выпад Маяковского был глубоко обижен. Мгновенным ответом Есенина Маяковскому было стихотворение "На Кавказе" (сентябрь 1924). Примечательно, что оно написано в Грузии, в Тифлисе, то есть на родине Владимира Маяковского. Есенин воспевает, поэтизирует Кавказ, как священное место русской поэзии, с которым связаны рождение стихотворений, жизнь и смерть великих поэтов. Прежде чем приступить к критическому разбору современников, Есенин упоминает великих классиков и словно перед их немеркнущим светом, перед их трагической судьбой учиняет суд собратьям по перу.

Издревле русский наш Парнас

Тянуло к незнакомым странам,

И больше всех лишь ты, Кавказ,

Звенел загадочным туманом.

Здесь Пушкин в чувственном огне

Слагал душой своей опальной:

"Не пой, красавица, при мне

Ты песен Грузии печальной".

И Лермонтов, тоску леча,

Нам рассказал про Азамата,

Как он за лошадь Казбича

Давал сестру заместо злата.

За грусть и жёлчь в своем лице

Кипенья желтых рек достоин

Он, как поэт и офицер,

Был пулей друга успокоен.

И Грибоедов здесь зарыт,

Как наша дань персидской хмари,

В подножии большой горы

Он спит под плач зурны и тари.

Есенин С.А. На Кавказе // ПСС-Е. Т. 2. М., 1997. С. 107-108

Таким образом, суд над Маяковским творится не только перед лицом Пушкина, но и Лермонтова с Грибоедовым, его творчество умаляется рядом с творчеством классиков:

Мне мил стихов российский жар.

Есть Маяковский, есть и кроме,

Но он, их главный штабс-маляр,

Поет о пробках в Моссельпроме.

Там же. С. 108.

Соперничество Есенина и Маяковского иногда становилось предметом для фантазии современников. Николай Вержбицкий описал, как установили исследователи, (Юшкин Ю.Б. Вспоминая… небылое (О воспоминаниях Н.Вержбицкого) // Литературная учеба. 2005 № 6) придуманную встречу осенью 1924 года Есенина и Маяковского. По словам Вержбицкого, Есенин тогда с удовольствием прочитал строки стихотворения "На Кавказе" сопернику. Маяковский улыбнулся и сказал: Квиты! "Но Есенин, видимо, только еще собирался брать реванш. Постучав папироской о пепельницу, он слегка притронулся к колену Маяковского и, вздохнув, произнес: — Да… что поделаешь, я действительно только на букву Е. Судьба! Никуда не денешься из алфавита!.. Зато Вам, Маяковский, удивительно посчастливилось — всего две буквы отделяют вас от Пушкина… И, сделав короткую паузу, неожиданно заключил: — Только две буквы! Но зато какие — "Но"! При этом Сергей высоко над головой помахал пальцем и произнес это так: "Н-н-но!", предостерегающе растянув "н". А на лице его в это время была изображена строгая гримаса. Раздался оглушительный хохот… Смеялся Маяковский. Он до того был доволен остротой, что не удержался, вскочил и расцеловал Есенина" (Вержбицкий Н.К. Встречи с Есениным. Тбилиси, 1961. С. 1).

Источник

Минкульт внес изменения в устав театра Вахтангова

В устав театра им. Вахтангова внесены изменения, которые разграничат полномочия художественного руководителя и главного режиссера. Об этом сообщает министерство культуры, подчеркивая — инициатива исходила от худрука учреждения Римаса Туминаса.

 Минкульт внес изменения в устав театра Вахтангова

Фото: Евгений Одиноков/РИА Новости

"По просьбе художественного руководителя театра имени Евгения Вахтангова Римаса Туминаса Минкультуры России утверждена обновленная редакция устава Государственного академического театра им. Евгения Вахтангова. Изменения коснулись структуры управления учреждением. Так, ведомство будет заключать контракт с директором театра, который в свою очередь наделяется правом назначать художественного руководителя", — говорится в сообщении ведомства.

Отмечается, что теперь художественный руководитель сможет полностью сосредоточиться на творчестве — все административные задачи с него снимаются. На дальнейшую работу коллектива изменения не повлияют, уверяют в Минкультуры: "Театр им. Евгения Вахтангова — одно из тех учреждений, где сложился крепкий тандем директора и художественного руководителя. Римас Туминас был и остается на своей должности, так же как и главным режиссером останется Юрий Бутусов".

Предыдущая версия устава была утверждена более десяти лет назад. За это время произошли значительные изменения в работе как театрального менеджмента, так и отечественных театров в целом, подытоживают в ведомстве.

В Театре им. Вахтангова стартовал марафон, посвященный 70-летию Римаса Туминаса
Источник

В «Геликон-опере» представили премьеру оперетты Оффенбаха «Остров Тюлипатан»

Не ищете это райское место счастья и веселья на картах мира. Затерянный остров, созданный исключительно для гедонистического времяпрепровождения, придумал французский король «легкого жанра» Жак Оффенбах. А основатель и худрук «Геликона» Дмитрий Бертман в поиске «витамина радости» назначил эту, не самую известную, но задорную оперетту к постановке, которую осуществили дирижер Филипп Селиванов, режиссер Илья Ильин, художник Ростислав Протасов.

 В "Геликон-опере" представили премьеру оперетты Оффенбаха "Остров Тюлипатан"

Фото: Антон Дубровский /Геликон-Опера

"Остров Тюлипатан" родился в самый плодотворный период творчества Оффенбаха, когда из-под его пера каждые два-три месяца выходило по партитуре. Мировая премьера состоялась в сентябре 1868 года в парижском театре Bouffes-Parisiens. Но "Остров" не смог состязаться в успешности с такими шедеврами Оффенбаха тех же лет, как "Парижская жизнь", "Великая герцогиня Герольштейнская" и "Перикола".

Сюжет "Острова Тюлипатан", как и положено в оперетте, шутейный и глуповатый одновременно. Оригинальное либретто написали Альфре Дюрю и Анри Шиво — одни из постоянных авторов Оффенбаха. Русский текст для геликоновской премьеры сочинили, а также чуть и оригинальный сюжет переиначнили Марина Скалкина и Шура Никитин. При том все фирменные и обязательные опереточные "дзинь-ля-ля" и "пиф-паф-бум-бум" сохранены. А за их праздничностью и легкой, не пошлой фривольностью, читается ядовитая ирония по поводу моральных устоев современного общества.

Получилась прелестная "event party" у бассейна со строгим дресс-кодом (художник по костюмам — Ника Вылегжанинова) в сине-голубых тонах с песнями, танцами и переодеваниями. Музыканты оркестра здесь матросы, а дирижер — капитан. В Белоколонном зале княгини Шаховской, где играют спектакль, расстояние между сценой и публикой минимально, а потому зрители чувствуют себя полноправными участниками всего происходящего.

Здесь свой король Какатуа (Сергей Абабкин), модный и бесшабашный (кажется, что его образ с саркастической ноткой списан с облика стилиста Сергея Зверева). Здесь и свои законы, где не знают слова "нельзя". Например, можно брать деньги в долг, но нельзя их возвращать, а карантин тут объявляют только в том случае, если кто-то предается грусти. Главные герои же из-за интриг родителей — Михаил Серышев (Ромбойдаль) и Марина Калинина (Теодорина) в образах, похожих на старого рокера и французскую кинодиву середины прошлого века, живут в "чужих костюмах" и не подозревают об этом. Поэтому мужскую партию Алексис в спектакле исполняет сопрано (очаровательная артистка геликоновского Алина Смолик), а женскую Гермозы — тенор (артист Молодежной Оперной программы Большого театра Давид Посулихин).

Но и это обстоятельство не становится препятствием их чувствам. На острове свободы, любви и веселья можно шутить и разыгрывать друг друга до бесконечности. И в финале, к максимальному воодушевлению зала, букет абсолютно счастливой невесты летит в публику.

Источник

В России выступит культовая шведская группа Pain

В это трудно поверить, но российские фанаты дождались приезда с гастролями настоящих европейских звёзд — по нашей стране с концертами проедет культовая шведская группа Pain.

 В России выступит культовая шведская группа Pain

Фото: Spika

Истосковавшихся по концертам зарубежных метал-легенд фанатов ждёт выступление одной из главных индастриал-метал-команд во главе с неутомимым Петером Тэтгреном, также известным по дэт-метал-группе Hypocrisy и музыкальной составляющей первых двух альбомов коллектива Lindemann. Получается символично: перед самым коронавирусным локдауном Петер вместе с Тиллем Линдеманном дали два концерта подряд — и теперь шведский человек-оркестр становится первой ласточкой возобновления концертного сезона для западных музыкантов в России.

Планы у Pain широкие: они выступят в Новосибирске (11.02), Владивостоке (14.02), Хабаровске (15.02), Екатеринбурге (18.02), Краснодаре (20.02), Нижнем Новгороде (21.02), а завершат тур концерты в столицах — 23 марта в Москве в клубе "1930" (билеты — от 2300 рублей), а на следующий день — в питерском Aurora Concert Hall (от 2100 до 5000 рублей), после чего музыканты отправятся в Киев.

Источник

Объявлены номинанты премии «Оскар»: лидирует «Власть пса»

В Лос-Анджелесе официально объявлены короткие списки номинантов на Академические премии «Оскар» 2022 года. Их огласили по зуму актеры Трейси Эллис Росс и Лесли Джордан, церемония прошла под лозунгом «Любители кино, объединяйтесь!» — поэтому часть номинаций объявляли в zoom-включениях «люди из народа»: врачи, спортсмены, молодые ученые, дорожные рабочие с Таймс-сквер, университетские студенты…

 Объявлены номинанты премии "Оскар": лидирует "Власть пса"

кадр из фильма «Власть пса» Фото: kinopoisk.ru

Долгожданные лидеры гонки, претенденты на премию "Оскар" в категории "Лучший фильм": "Аллея кошмаров", "Белфаст", "Вестсайдская история", "Власть пса", "Дюна", "КОДА: ребенок глухих родителей", "Лакричная пицца", "Не смотрите вверх", "Сядь за руль моей машины", "Король Ричард".

Номинанты в категории "Лучшая режиссура": Кеннет Брана ("Белфаст), Стивен Спилберг ("Вестсайдская история), Рюсукэ Хамагучи ("Сядь за руль моей машины"), Пол Томас Андерсон ("Лакричная пицца"), Джейн Кэмпион ("Власть пса").

Актерские номинации сложились так.

Лучшая актриса в главной роли: Джессика Чэстейн ("Глаза Тэмми Фэй"), Оливия Колмэн ("Незнакомая дочь"), Пенелопа Круз ("Параллельные матери"), Николь Кидман ("Быть Рикардо"), Кирстен Стюарт ("Спенсер").

Лучший актер в главной роли: Хавьер Бардем ("Быть Рикардо"), Бенедикт Камбербэтч ("Власть пса"), Уилл Смит ("Король Ричард"), Дензел Вашингтон ("Трагедия Макбета"), Эндрю Гарфилд ("Тик-так… БУМ!").

Лучшая актриса в роли второго плана: Джесси Бэркли ("Незнакомая дочь"), Ариана ДаБоз ("Вестсайдская история"), Джуди Денч ("Белфаст"), Кирстен Данст ("Власть пса"), Онжаню Эллис ("Король Ричард").

Актер в роли второго плана: Киран Хайндс ("Белфаст"), Трой Коцур ("КОДА: ребенок глухих родителей"), Джесси Племонс ("Власть пса"), Джей Кей Симмонс ("Быть Рикардо"), Коди Смит-Макфи ("Власть пса").

Лучший оригинальный сценарий: "Белфаст", "Не смотрите вверх", "Король Ричард", "Лакричная пицца", "Худший человек в мире". Лучший адаптированный сценарий: "КОДА: ребенок глухих родителей", "Сядь за руль моей машины", "Дюна", "Незнакомая дочь", "Власть пса".

Лучшая операторская работа: "Вестсайдская история", "Дюна", "Аллея кошмаров", "Власть пса", "Трагедия Макбета".

Лучший анимационный полнометражный фильм: "Энканто", "Побег", "Лука", "Митчеллы против машины", "Рая и последний дракон".

Лучший международный игровой фильм: "Сядь за руль моей машины" (Япония), "Побег" (Дания), "Рука бога" (Италия), "Лунана: Як в классе" (Бутан), "Худший человек на свете" (Норвегия). Как мы видим, в категории "Лучший международный фильм" российского кино нет (фильм "Разжимая кулаки" Киры Коваленко был отсеян еще на предыдущей стадии), зато в номинации короткометражных анимаций — маленькая любовная история "БоксБалет" Антона Дьякова. Ее конкуренты — "Робин Робин", "Бестия", "Дело об искусстве", "Стеклоочиститель".

В номинации "Лучшие костюмы" в дамки вышли фильмы "Круэлла", "Сирано", "Дюна", "Аллея кошмаров" и "Вестсайдская история". Лучшие достижения художников академики увидели в "Дюне", "Аллее кошмаров", "Власть пса", "Вестсайдской истории" и "Трагедии Макбета". Лучшие визуальные эффекты — в фильмах "Дюна", "Главный герой", "Не время умирать", "Человек-паук: нет пути домой" и "Шан-Чи и легенда десяти колец". Лучший звук — в "Белфасте", "Дюне", "Вестсайдской истории", "Власти пса" и очередной серии бондиады "Не время умирать".

Лучшей музыкой признаны саундтреки фильмов "Не смотрите вверх" (Николас Брителл), "Дюна" (Ханс Циммер), "Энканто" (Жермен Франко), "Параллельные матери" (Альберто Иглесиас) и "Власть пса" (Джонни Гринвуд); лучшие песни — в "Короле Ричарде" (Be Alive), "Энканто" (Dos Oruguitas), "Белфасте" (Down to Joy), "Не время умирать" (No Time to Die) и "Четыре хороших дня" (Somehow You Do).

Таким образом, получившая 9 номинаций драма Джейн Кэмпион "Власть пса", как и ожидалось, стала одной из главных претендентов на "Оскар". Равным ей претендентом тоже предсказуемо оказалась "Вестсайдская история" Стивена Спилберга — второе рождение знаменитого мюзикла Леонарда Бернстайна и Джерома Роббинса, у него 8 номинаций. Но если на церемониях "Золотого глобуса" существуют отдельные секции для драмы и комедии/мюзикла, и обе картины таким образом смогли завоевать равные по статусу награды, то академикам "Оскар" придется вершить трудный выбор между ними. Для них будет великим соблазном сделать драгоценный подарок именно Джейн Кэмпион, которая стала бы в случае победы третьей женщиной, получившей на "Оскаре" главную награду. С другой стороны, велик соблазн поддержать весомой премией мюзикл — фирменно американский, но заметно угасающий жанр, да еще в исполнении умельца на все руки Стивена Спилберга. Какие соображения возьмут верх — увидим на церемонии вручения Академических премий 27 марта.

Источник

Кому Минкультуры поручило разработку Стратегии национальной безопасности

Стратегия национальной безопасности — основа нового документа, который по поручению Министерства культуры разработал Российский НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева (Институт Наследия) во взаимодействии с учеными, экспертами, представителями федеральных органов исполнительной власти. Руководителем группы по разработке документа выступил директор Института Наследия Владимир Аристархов.

 Кому Минкультуры поручило разработку Стратегии национальной безопасности

Фото: Владимир Песня/ РИА Новости

В чем же была необходимость его разработки? Обо всем по порядку.

В 2014 году в России был принят закон "О стратегическом планировании в Российской Федерации", который предполагает создание корпуса документов — стратегий, основ государственной политики и доктрин, призванных определиться с приоритетами, утвердить цели и задачи в ключевых сферах жизни страны.

В рамках этой работы основополагающим, базовым документом стала Стратегия национальной безопасности Российской Федерации. В ней прописаны национальные интересы и стратегические приоритеты страны, цели и задачи государственной политики в области обеспечения национальной безопасности и устойчивого развития на долгосрочную перспективу. Текст Стратегии был обновлен в 2021 году в связи с принятыми поправками в Конституцию Российской Федерации.

Важно при этом понимать, что текст Стратегии не может и не должен содержать исчерпывающих определений и формулировок. Его задача заключается в определении "узловых точек". В заключение документа прописано, что задачи, предусмотренные в рамках стратегических национальных приоритетов, решаются путем разработки, корректировки и исполнения отраслевых документов стратегического планирования. Таким образом, принятие Стратегии нацбезопасности позволило продолжить работу прицельно.

Отдельные упоминания вопросов, связанных с традиционными ценностями, встречаются в разных частях текста Стратегии. Но защита традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти выделена также и в отдельный блок.

Как известно, в 2014 году приняты Основы государственной культурной политики, которые по поручению министерства культуры уже доработаны в соответствии с актуальным текстом Стратегии национальной безопасности, и сейчас эти доработки проходят общественные обсуждения. Тезис о защите исторической памяти из Стратегии также не остался без своего развития — в июле 2021 года указом президента создана межведомственная комиссия по историческому просвещению.

Понять, что нравственно, а что безнравственно, бывает проблематично. А вот несет ли продукт деструктивную идеологию, понять в силах любой госслужащий

А новый документ под названием "Основы государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей" конкретизирует работу по озвученному национальному приоритету — ровно в той части, которая относится к традиционным ценностям.

Что нового в этом документе?

Он обобщает изложенные в Стратегии тезисы, касающиеся традиционных ценностей, дает им определение. При этом сами эти ценности уже перечислены в Стратегии национальной безопасности.

Введено понятие "деструктивная идеология" — как уточняющее к ранее предложенным понятиям "пропаганда насилия", "культ насилия" и "деструктивное информационно-психологическое воздействие". Оно звучит в ключевом разделе, посвященном ожидаемым результатам от реализации госполитики:

Реализация настоящих Основ будет способствовать сбережению народа России и сохранению его идентичности на основе традиционных российских духовно-нравственных ценностей, развитию человеческого потенциала, поддержанию гражданского мира и согласия в стране, укреплению законности, формированию безопасного информационного пространства, защите российского общества от распространения деструктивной идеологии, достижению национальных целей развития, повышению конкурентоспособности и международного престижа Российской Федерации.

"Деструктивная идеология — это система таких идей и концепций, внедрение которых в массовое сознание оказывает деструктивное воздействие, ведет к разрушению всего ценностного базиса. Это важный маркер, который позволит чиновнику понять, с чем он имеет дело", — отмечает старший научный сотрудник Института Наследия, один из разработчиков документа Александр Рудаков.

Тезис о недопущении нецензурной лексики дополняет утвержденный ранее приоритет о защите русского языка.

"Защиту русского языка можно понимать как угодно. Для диктора телевидения — это правильная расстановка ударений в словах и чистота произношения. Для филолога это, возможно, вопрос присутствия в повседневной речи элементов сленга, жаргона, иностранных заимствований. А с точки зрения защиты ценностей это, разумеется, недопущение ненормативной лексики в публичном пространстве", — разъясняет разработчик.

Неужели всем запретят материться? Едва ли. Дело в том, что документ не адресован каждому конкретному жителю нашей страны, и попытки разглядеть ущемления прав простых граждан путем внедрения в их частную жизнь беспочвенны. Он адресован прежде всего государственному аппарату. Опираясь на него, чиновник сможет определить, следует ли оказывать поддержку и осуществлять финансирование того или иного проекта. О внедрении более вдумчивой политики распределения средств бюджета говорится давно. В предложенных "Основах…" прописано, что государственная поддержка мероприятий в культурно-образовательной сфере нуждается в дополнительном контроле на предмет максимального соответствия целям государственной политики в сфере традиционных ценностей.

"Документ предлагает некую рамку, которая позволит осмыслить и оценить то или иное явление, в том числе и в культурной сфере. Сейчас, к примеру, чиновник часто оперирует достаточно условными или личными оценками. Понять, что нравственно, а что безнравственно, бывает проблематично. А вот несет ли продукт деструктивную идеологию, понять в силах любой госслужащий. И если раньше у чиновника не было формальных оснований для отказа в финансировании какого-то проекта, явно деструктивного с мировоззренческой точки зрения, то сейчас такие основания могут появиться", — уточнил Рудаков.

С этим связано еще одно важное нововведение в документе. Документ предполагает разработку системы показателей эффективности государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей и конкретизирует типы данных, которые следует учитывать в данной системе.

Последнее ключевое дополнение, которое предложено в проекте Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей, — это положение о необходимости создания межведомственного органа. Разработчики убеждены: реализация госполитики по сохранению и укреплению традиционных ценностей будет невозможна при отсутствии механизма межведомственной координации. Она необходима хотя бы для того, чтобы эффективно перегруппировать ресурсы, выделяемые на реализацию госпрограмм по данной проблематике, которые уже реализуются:

"Документ создан не для того, чтобы кормить чиновников или осваивать средства, а для того, чтобы дать инструменты, которые позволят достичь поставленных приоритетных задач".

Как заявил директор Института Наследия Владимир Аристархов, представленный на общественное обсуждение проект документа не носит исчерпывающий и законченный характер. Предстоят общественные и экспертные обсуждения.

Однако воспринимать документ как уникальную новацию, которая перевернет все с ног на голову, точно не стоит, ведь сохранение и укрепление традиционных духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти, безусловно, является основополагающей задачей любого государства, заявил также господин Аристархов.

Действительно, Россия не уникальна в своем стремлении защитить собственные ценности, заложенные в том числе в своей самобытной культуре, и в стремлении защитить свою историю от фальсификаций и политических манипуляций. Это понятные задачи для любого более-менее сильного международного игрока. Министерство иностранных дел РФ эту линию проводит достаточно четко, особенно в последние годы. Другое дело, что не все органы исполнительной власти внутри страны мотивированы работать в этом ключе и попросту не имеют всех механизмов для подобной работы.

В том числе для того, чтобы внешнеполитические декларации не вступали в противоречие с внутренней политикой, и нужны подобные документы.

"Россия — страна ценностей и страна — защитница ценностей. Такое понимание общенациональной миссии поможет не только оздоровить социально-психологическую атмосферу в обществе, но и дать важные преимущества в глобальном позиционировании России, в создании позитивного образа РФ на международной арене", — заключил господин Рудаков.

Источник

Семь книг, которые вы захотите прочитать

Российские издатели уже знают, какие книги мы будем читать в этом году. В издательских планах — дебютные романы, переиздания культовых произведений и перевод на русский язык мировых бестселлеров. В нашей новой подборке — семь книг, на которые стоит обратить внимание.

«Типа я», Ислам Ханипаев, издательство «Альпина. Проза»

 Семь книг, которые вы захотите прочитать

Фото: предоставлено издательством

«Типа я» — дебютная книга Ислама Ханипаева, лауреата премии «Лицей» и финалиста премии «НОС». Это искренняя повесть о восьмилетнем дагестанском мальчишке, который после смерти мамы попал в приемную семью, сталкивается с травлей в школе и пытается понять, кто он такой и как ему жить дальше. Справиться с его проблемами и найти ответы на недетские вопросы ему помогает воображаемый друг — супергерой Крутой Али. Это повесть о детстве и взрослении, о справедливости, любви и семье, а еще о том, что такое быть сильным по-настоящему.

Кроме того, к осени выйдет вторая книга Ислама Ханипаева — психологический роман «Холодные глаза», в основе которого — детективная история, произошедшая на заре карьеры молодого журналиста, и не отпускающая его на протяжении двух с половиной десятилетий. Герою предстоит найти ответы на вопросы, оставшиеся в этом деле, и разобраться в себе и своей жизни, в которой многое пошло не так.

«Радин», Лена Элтанг, издательство «Альпина. Проза»

 Семь книг, которые вы захотите прочитать

Фото: предоставлено издательством

Новый роман лауреата премии «НОС», финалиста «Большой книги» и «Национального бестселлера» Лены Элтанг «Радин» выйдет в марте. Большое, затягивающее и как всегда стилистически безупречное повествование о русском писателе Радине, оказавшемся в Португалии в эпицентре странных обстоятельств. Эта история могла бы напомнить гоголевского «Ревизора», если бы сплетение недоразумений в начале не привело бы к катастрофе в конце. Это мог бы быть плутовской роман, но герой становится самозванцем не по своей воле и страдает от этого. Здесь есть черты детектива, но, как в «Преступлении и наказании», сюжет с убийством не исчерпывает и десятой доли заложенных в романе смыслов.

«Мифогенная любовь каст», Павел Пепперштейн, Сергей Ануфриев, издательство «Альпина. Проза»

Роман двух современных российских художников-авангардистов Павла Пепперштейна и Сергея Ануфриева, основателей и участников арт-группы «Инспекция «Медицинская герменевтика», вышел в свет в 1999 году (первый том) и 2002 году (второй том). И вот издательство «Альпина. Проза» решило переиздать это легендарное произведение, собравшее в свое время множество восторженных рецензий как профессиональных критиков, так и читателей.

Сюжет романа, действие которого начинается в первые месяцы Великой Отечественной, построен на отсылках к сказочной русской и зарубежной литературе. Главный герой, парторг оборонного завода Владимир Дунаев, оказывается под обстрелом немецких танков. Пережив сильнейшее нервное потрясение и получив тяжелую контузию, Дунаев глубокой ночью приходит в сознание… Он находит укрытие в лесу, где встречает Лисоньку, Пенька, Мишутку, Волчка и других сказочных персонажей, которые помогают ему бороться с фашизмом… В конце первого тома парторг Дунаев превращается в гигантского Колобка и освобождает Москву. Во втором томе дедушка Дунаев оказывается в Белом доме, в этом же городе, но уже в 93-м году.

В этом же году выйдет новый роман Павла Пепперштейна «Бархатная кибитка».

«В открытое небо», Антонио Итурбе, перевод Елены Горбовой, издательство Popcorn Books

 Семь книг, которые вы захотите прочитать

Фото: предоставлено издательством

Уже на следующей неделе выходит книга об одном из самых главных любимцев мировой литературы — Антуане де Сент-Экзюпери. Задолго до того, как стать писателем, он прославился как бесстрашный авиатор. Именно Сент-Экзюпери вместе с французскими летчиками Жаном Мермозом и Анри Гийоме стали первооткрывателями почтовой авиации, полной опасностей и риска. Трое друзей были готовы на все, лишь бы каждое письмо достигло своего адресата. И пока они бороздили небеса, соединяя сердца, на земле им приходилось бороться с миром, раздираемым войнами. Новая книга испанского журналиста и писателя Антонио Итурбе, основываясь на реальных фактах из биографии Экзюпери, расскажет о дружбе и невероятной преданности делу.

«Сны поездов», Денис Джонсон, перевод Сергея Кумыша, издательство «Синдбад»

В феврале в книжных появится и книга «Сны поездов» признанного классика современной американской литературы Дениса Джонсона. В 2012 году она стала финалистом Пулитцеровской премии. Соединяя в себе, подобно древнему псалму, печаль и свет, повесть рассказывает историю Роберта Грэйньера, отшельника поневоле, жизнь которого, охватив почти две трети ХХ века, прошла среди холмов, рек и железнодорожных путей Северного Айдахо. Это история о мире, в который, несмотря на переполняющие его страдания, то и дело прорывается красота: постичь ее словами не под силу главному герою — таким мог бы быть сон, привидевшийся поезду. Замысел этой книги Джонсон вынашивал около десяти лет, дав себе зарок не пересекать границу штата Айдахо, где происходит действие, пока повесть не будет закончена.

«Кожа», Евгения Некрасова, издательство Popcorn Books

 Семь книг, которые вы захотите прочитать

Этот роман продвинутому читателю уже известен: в прошлом году он вышел в виде аудиосериала, на днях — получил премию «Странник/НОС». Новая книга Евгении Некрасовой — финалистки крупнейших литературных премий — это захватывающая история про русскую крепостную Домну и чернокожую рабыню Хоуп с американской плантации. Судьбы двух женщин невероятным образом пересекаются — при встрече они понимают, что благодаря шрамам на спинах от избиений хозяев могут поменяться кожей. Но оправдаются ли их надежды на лучшую жизнь? В книге Некрасова работает с темами рабства и крепостничества, сравнивая две культуры, и в своей привычной манере экспериментирует с языком.

«Снежинка», Луиз Нилон, перевод Любовь Карцивадзе, издательство «Синдбад»

 Семь книг, которые вы захотите прочитать

Фото: предоставлено издательством

«Снежинка» — история о любви, семье, депрессии и счастье, дебют молодой ирландской писательницы, которую сравнивают с Салли Руни и Колмом Тойбином. Восемнадцатилетняя Дебби Уайт выросла на молочной ферме, которая принадлежит ее семье. Между фермой и Дублином — сорок минут на машине и пропасть шириной в целый мир. Мать Дебби целыми днями лежит в постели и верит, что видит пророческие сны. Дядя Дебби живет в трейлере за их домом и развлекается, выдавая себя в интернете за умерших писателей. У каждого в семье свои тараканы, но любовь Уайтов друг к другу не подлежит сомнению. Все меняется, когда Дебби поступает в Тринити-колледж и открывает мир за границами привычного «пузыря». В центре внимания — противостояние «поколения снежинок» (рожденных после 1990 года) и недружелюбного современного мира.

Источник