Американские эсминцы обложили русские подлодки красными флажками

Американские эсминцы обложили русские подлодки красными флажками

Соединенные Штаты готовятся противодействовать российским подводным лодкам в Атлантике и уже создали для этого оперативную группу из нескольких боевых кораблей. В полную боевую готовность, как пишет профильное издание Института ВМС США USNI News, она будет приведена к июлю 2022 года.

Новая группа, получившая название Greyhound («Борзая»), будет состоять из эсминцев класса «Арли Бёрк». На данный момент в нее входят: небезызвестный «хранитель» черноморской акватории «Дональд Кук», а также «Томас Хаднер». В начале следующего года к ним присоединится боевой корабль того же класса «Сассиванс», и затем еще два — «Коул» и «Грейвли», а «Дональд Кук» отправится на техобслуживание.

Новая противолодочная группа будет базироваться на военно-морских базах Мэйпорт во Флориде и Норфолк в Вирджинии.

Ее главная задача, как заявил командующий надводными силами ВМС США в Атлантике, контр-адмирал Брендан Маклейн, «отслеживать активность российских субмарин в Атлантике, защищать территорию США и обеспечивать безопасность акватории в наших интересах». По его словам, «стратегическая угроза нашей родине вступила в новую эру. Наши конкуренты уже развернули и продолжают развивать свои возможности, чтобы держать страну под угрозой».

Хочет ли Маклейн кого-то тем самым напугать? Возможно. Однако выводы его выглядят малоубедительно. Особенно на фоне прошедших в мае в Северной Атлантике военно-морских учений натовских и американских сил, в ходе которых союзники отрабатывали «наступление» на Россию. С развертыванием авианосной ударной группы и высадкой десанта.

Прокомментировать новый план Пентагона по противодействию России в Атлантике «СП» попросила военного эксперта, капитана 1 ранга Сергея Горбачёва:

— Ничего нового здесь нет, американцы, как известно, имеют четкую структурную организацию.

Если говорить конкретно об атлантическом театре военных действий, то у них здесь действует несколько флотов. Второй — на севере. Четвертый — на юге. Плюс еще они захватывают юго-восточную часть Тихого океана с опорой на Карибское море. И Шестой флот — это Средиземное море, которое тоже входит в акваторию Атлантики.

Эта система существует давно. Но в соответствии с определенными угрозами она меняется. Если мне не изменяет память, в свое время один из флотов американцы сокращали, а потом опять восстанавливали.

Состав сил, которые непосредственно входят в эти флоты, тоже меняется. У американцев там ротационный порядок кораблей. Поэтому после выполнения своей миссии они могут переключаться на другие регионы, и действовать в иных частях Мирового океана.

Что касается противолодочной системы, как таковой, то она давно отработана и структурно увязана на несколько ниш. Это знаменитая система гидроакустического наблюдения SOSUS, которая состоит из элементов, способных контролировать подводную ситуацию на постоянной основе. Есть, к примеру, Фареро-Исландский противолодочный рубеж, один из важнейших, с точки зрения американцев, рубежей противодействия нашим силам.

Плюс ко всему, действия корабельных и авиационных составляющих, они тоже, в общем-то, постоянны. Противолодочная авиация, которая, кстати говоря, довольно развита у американцев, опирается на систему аэродромов, охватывающую фактически весь атлантический театр.

Но в данном случае акцент нужно делать не на организационно-технические составляющие.

«СП»: — Пожалуйста, поясните.

— Тут, может быть, и создается что-то новое в организационном плане. Но это не значит, что Штаты за сутки слепят новый корабль или построят десяток самолетов специально для того, чтобы решать какие- то задачи. Они будут решать задачу, опираясь на то, что у них уже есть, путем маневра и переброски сил с одного театра на другой. В этом плане американцы имеют значительный потенциал.

Напомню, в период Карибского кризиса американцы смогли нейтрализовать действия наших подводников Северного флота, которые — правда, на дизельных лодках — пошли на Кубу. Дойти до Острова Свободы тогда смогла одна, остальные обнаружили и подняли. Хотя наши подводники действовали героически, и, если бы была война, они, конечно, применили бы оружие и нанесли американцам ущерб.

Создание новой американской противолодочной группы, я полагаю, с политической точки зрения обусловлено как раз активизацией нашей военно-морской деятельности. Хотя, если сравнивать то, что было в советское время и что сегодня, то, по большому счету, мы еще на постоянной основе не вышли в Мировой океан, как это было, скажем, в 70−80-е годы.

Тогда советский военно-морской флаг демонстрировался в любой точке Мирового океана. Осуществлялись не просто дальние походы и выполнение задач боевой службы в ограниченном районе, а выполнялись задачи кругосветных плаваний подводных лодок. Действовали наши оперативные эскадры.

«СП»: — Действовали, в каком смысле?

— Седьмая эскадра, например, находилась постоянно в Атлантическом океане и действовала там — от Североморска до Кубы, и от Вальпараисо до Луанды. Сейчас эскадр, в принципе, как оперативно-тактического соединения, у нас нет.

В Средиземном море у нас только группировка, которая действует в основном только в Восточном Средиземноморье с опорой на пункт МТО, который преобразован в военно-морскую базу в Тартусе. Хотя в прессе постоянно пишут, что у нас есть средиземноморская эскадра. Нет ее. Есть группировка кораблей, действующих в морской зоне, формирующаяся на ротационной основе.

Нет у нас и Восьмой индийской эскадры, за счет которой с середины 60-х до 91 года мы фактически доминировали в Аравийском и Красном морях, а также действовали активно в Персидском заливе. Эскадры, состоящей из сил Тихоокеанского флота, которая опиралась на военно-морскую базу Камрань во Вьетнаме — ее тоже нет.

То есть, суть в чем? Мы активизировали свою военно-морскую деятельность, и американцы стараются нам ответить. Но сравнить то, что было в советское время и сегодня, не представляется возможным. Для того чтобы говорить, о каком-то пиковом моменте истины, нужно воссоздать хотя бы те эскадры, о которых я упомянул ранее.

По большому счету, у нас нет сравнимых по количеству (я не беру качество) сил подводной составляющей, чтобы говорить о том, что наши лодки действуют масштабно в той же Атлантике. Они, безусловно, присутствуют. Ходят в автономку, несут боевое дежурство. Но сравнимого с тем, что было в ВМФ СССР, этого нет.

«СП»: — Адмирал Маклейн сказал, что «Дональд Кук» является «наиболее боеспособным и опытным кораблем». Но тут сразу вспоминаются истории, приключившиеся с этим эсминцем в Черном море — в апреле 2014 и феврале 2021 г. Тогда он тесно познакомился с российскими самолетами, и это знакомство, как признавали сами американцы, произвело на экипажи деморализующий эффект. Говорили, что многие члены команды даже написали рапорты об отставке. Какая, интересно, будет реакция на наши подлодки с «Цирконами»?

— На мой взгляд, это больше гротескное преувеличение и легкий стёб тех, кто, так и или иначе, знаком с данной темой.

Американские моряки все-таки имеют прекрасную морскую практику и всегда готовы к решительным действиям. Возможно, какие-то единичные случаи разрыва контрактов и происходили, но делать из воздушного шарика дирижабль, я бы не стал.

Важнее другое. «Дональд Кук» и остальные корабли группы, это эсминцы класса «Арли Бёрк» последней серии. Они, в основном, предназначены не для борьбы с подводными лодками, хотя и решают эти задачи, а для противоракетной обороны.

Когда «Кук» с «Портером» заходили к нам в Черное море, их цель была — демонстрация флага и разведка.

Но, прежде всего, они ориентированы на решение задач ПРО — нейтрализации наших ударных ракет морского, сухопутного и воздушного базирования. А также — нанесение удара вглубь нашей территории. Достаточно посмотреть тактико-технические данные ракет, которые там размещены, чтобы понять, что такой эсминец, это, в общем-то, серьезная сила, с учетом дальности ракет и их количества. Потому что эта платформа несет более 90 ракет в зависимости от компоновки.

По некоторым параметрам мы, конечно, их превосходим, но вот по тому же количеству это проблематично. В данном случае, мы можем говорить о наших фрегатах с «Калибрами», но таких фрегатов на Черном море всего три, а нужно больше. Они являются носителями меньшего количества ракет.

Поэтому если говорить именно о характеристиках американских кораблей, которые составят эту группу, они, безусловно, решают противолодочные задачи. Но в основном направлены на другое. Ничего нового я в этом не вижу. Это рутинный, спланированный и просчитанный шаг, который свидетельствует, в том числе, о том, что мы, наконец, повысили свою военно-морскую активность.

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика