Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

В первый раз я встретила духовных чад святителя Иоанна Шанхайского в 2015-м году. Это были Маргарита Дубровская – баронесса Рида фон Люэлсдорф – и матушка Мария Потапова, супруга протоиерея Виктора Потапова, настоятеля Иоанно-Предтеченского собора в Вашингтоне.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Беседа с Ридой
Удивительно было то, что сама я не искала знакомства с духовными чадами святителя и даже не подозревала о том, что это знакомство произойдет и что они поделятся со мной самыми сокровенными воспоминаниями о великом святом XX века.
«Полынь скитаний»
История Риды вдохновила меня на создание книги «Полынь скитаний», которую я посвятила святителю Иоанну Шанхайскому. После издания книги я встретила уже целый десяток людей, которые хорошо помнили святителя, и все они стали рассказывать мне о нем. Это были протоиереи, которые лично знали Иоанна Шанхайского или принимали участие в открытии его мощей, его прислужники и алтарники, которые прошли вместе с ним путь от Шанхая до тропического острова Тубабао и далекого Сан-Франциско.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

У мощей святителя Иоанна Шанхайского
Как я потеряла ощущение времени и пространства
Чудесным образом мне удалось поклониться мощам святителя Иоанна в его соборе в честь иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость в Сан-Франциско. Мы также побывали в старом соборе, где служил владыка, пока строился новый собор, познакомились с его настоятелем, иеромонахом Джеймсом (Коразза) (по-русски его называют отец Иаков). Он оказался очень сердечным и внимательным пастырем, и, хотя вечерняя служба уже закончилась, и все прихожане ушли, отслужил, несмотря на заметную усталость, специально для меня и двух моих спутниц молебен, причем во время молебна покрыл меня мантией святителя Иоанна.
Я простояла весь молебен на коленях у аналоя с иконой преподобного Иоанна Шанхайского, покрытая его мантией, буквально потеряв ощущение времени и пространства, словно оказалась не на земле, а на небе. Такую, прямо скажем, незаслуженную мной милость оказал мне святитель Иоанн Шанхайский. Мы побывали и в приюте, где отец Иаков провел для нас экскурсию и показал столовую, домовую церковь и келлию владыки, причем в келлии он разрешил нам даже посидеть в кресле святителя.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

В келье святителя Иоанна Шанхайского в приюте в Сан-Франциско
Новый человек, хорошо знавший святителя
Прошло несколько лет, и я думала, что все эти чудесные открытия закончились, но совсем недавно, опять-таки совершенно неожиданным образом, в моей жизни появился новый человек, который хорошо знал святителя Иоанна Шанхайского.
Этот человек – Ольга Владимировна Хоукс, урожденная Росси. Интересно, что девичья фамилия Ольги Владимировны Росси – итальянская, ее папу звали Владимир Эмильевич Росси, а ее мама в девичестве носила немецкую фамилию – Балк: Софья Львовна Балк. У одной из бабушек была французская фамилия Руссо.
Среди предков Ольги Владимировны, кроме, естественно, русских людей, были и немцы, и итальянцы, и французы. Они приехали в далекую северную Россию еще при Петре I, когда немецкие мастера, итальянские зодчие, французские гувернеры почитали за честь потрудиться для русских. Женились на русских девушках, завели множество детишек, обрусели. Шли века, Россия стала Родиной для Росси и Балков, и только звучные иностранные фамилии свидетельствовали о том, что их предки когда-то жили в других странах.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Ольга и Джон Хоукс
«Я разговариваю с Иоанном Шанхайским как с живым»
Ольга Владимировна не просто знала святителя – именно Иоанн Шанхайский выбрал для нее, новорожденной, имя, он же несколько лет спустя отпевал ее любимого отца, и он же благословил ее счастливый многолетний брак. Ольга росла в Сан-Франциско вместе с детьми из приюта – их вывез с Тубабао владыка Иоанн Шанхайский. Он воспитал целое поколение русских детей – и среди них был дух владыки.
Ольга Владимировна говорит о себе:
– Я молюсь святителю Иоанну Шанхайскому, Сан-Францисскому чудотворцу, днем и ночью. Я разговариваю с ним как с живым.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Владыка Иоанн Шанхайский с прислужниками
Святитель Иоанн Шанхайский
В 1942-м году Шанхай был оккупирован японцами, наступили трудные времена для всех, кто нашел приют в этом огромном многонациональном городе. Одна русская семья, бывший белый офицер Владимир Эмильевич Росси и его супруга, Софья Львовна, растили первенца, дочку Марину, и ждали второго ребенка.
Софья Львовна, для близких просто Сонечка, милая и добрая, глубоко верующая женщина, часто навещала приют для сирот в Шанхае, основанный владыкой Иоанном Шанхайским.
Сам владыка Иоанн приехал в Шанхай в 1934-м году, когда там жили около 50 тысяч русских. Он стал им отцом и заступником, молитвенником и опорой. При владыке Иоанне был построен кафедральный собор в честь иконы Божией Матери Споручница грешных. По благословению и при участии владыки здесь были также построены госпиталь, гимназия, дома для престарелых, общественная столовая, училище.
Владыка основал и приют для сирот и детей бедных родителей, названный в честь Святителя Тихона Задонского. Сначала там было 8 малышей, потом счет их пошел на десятки, затем на сотни, в конце концов за время существования приюта через него прошли 3,5 тысячи детей. Владыка сам подбирал больных и голодных ребятишек в шанхайских трущобах.
Сонечка часто помогала владыке Иоанну в приюте, и он ее хорошо знал. Софью Львовну и других таких же милосердных русских помощниц называли тогда дамами-патронессами приюта.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Епископ Иоанн по прибытии в Шанхай в ноябре 1934 года
Девочка, имя которой дал сам Иоанн Шанхайский
Роды у Сонечки начались в срок, и взволнованный Владимир Росси отвез жену в госпиталь. Домой он пошел только под утро, счастливым отцом уже двух девочек. По пути встретил хорошо знакомого ему владыку Иоанна Шанхайского: тот, как известно, никогда не ложился спать в кровать, а лишь изредка дремал, сидя в кресле, ночи же проводил, посещая больных, молясь за умирающих и спасая детей-сирот от верной гибели. Уже тогда были известны многочисленные случаи исцелений безнадежно больных по молитвам владыки.
Так было и в ту ночь, когда Владимир шел из госпиталя домой, а владыка Иоанн направлялся к больным. Радостный отец еще ни с кем не успел поделиться своей новостью и был просто потрясен, когда владыка сказал ему:
– Поздравляю вас, Владимир Эмильевич! Как дочку назовете?
То есть он уже знал не только о том, что Сонечка родила, но и том, что она родила девочку! Растерявшись, Владимир смог ответить только:
– Мы пока не решили.
И владыка сказал с улыбкой:
– Вы – Владимир, значит, дочка ваша должна быть Ольга!
С этим именем и окрестили младенца.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Владыка Иоанн с прихожанами
Владимир Росси и его родители
Владимир Эмильевич Росси, отец Ольги, на момент рождения второй дочери был уже немолод – ему исполнилось 48 лет, и за плечами у него была страшная Первая мировая и еще более страшная Гражданская война.
Родился Владимир 26 июля 1894 года в Санкт-Петербурге, и родители его были в столице Российской империи людьми известными и уважаемыми. Отец, Эмиль Карлович Росси, окончил Военно-Медицинскую Академию, участвовал в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов, работал главным врачом военного госпиталя. Много лет воспитывал пятерых племянниц, осиротевших после смерти его сестры, выдал всех пятерых замуж.
Эмиль Карлович также много сил и времени посвящал своему служению доктора, неудивительно, что и семью он завел поздно: ему было за 50, когда он женился на своей молоденькой избраннице, 23-летней Софии Фёдоровне. В отставку он вышел в чине тайного советника, в армии этот гражданский чин соответствовал генеральскому. В семье Росси росли двое детей: сын Владимир и дочь Дора (полное имя Доротея), которая была старше брата на 4 года.
Когда Софья Федоровна была в положении второй раз, Эмиль Карлович попросил Государя Императора Александра III оказать ему честь, став крестным отцом его будущего ребенка. Государь милостиво согласился. К сожалению, он скоропостижно отошел ко Господу 1 ноября1894 года в возрасте всего 49 лет. Когда наследник Николай II взошел на трон, он узнал об отцовском обещании и послал Софье Федоровне в подарок по случаю рождения сына брошь от Фаберже и изящные дамские часики-кулон.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Дедушка Эмиль Карлович Росси
Пажеский корпус
Умер Эмиль Карлович Росси в 1913-м году, как раз когда его 19-летний сын Владимир закончил Пажеский корпус, элитное императорское военное училище, которое размещалось в Воронцовском дворце Санкт-Петербурга. В корпус принимали только сыновей или внуков высших чинов армии или погибших в бою офицеров, и воспитанники Пажеского корпуса находились под персональным покровительством Государя Императора.
В период обучения юноши считались причисленными к императорскому двору и систематически несли обязанности караульной службы. Большой честью и привилегией считалось возведение пажа в звание камер-пажа, на него могли рассчитывать только лучшие из лучших воспитанников корпуса – те, кто отличился в учебе и поведении, а также свободно владел иностранными языками. Владимир Росси был возведен в камер-пажа и горд этой честью.
Во время празднования 300-летия дома Романовых, в феврале и марте 1913 года, юный корнет Владимир Росси был камер-пажом 16-летней Великой княжны Татьяны, второй дочери Государя Императора Николая II. Владимир сопровождал Великую княжну на нескольких важных государственных мероприятиях и балах и даже имел честь танцевать с ней.
Позднее шутил, что ему очень пригодились уроки танцев, так нелюбимые в Пажеском корпусе. Тогда было невозможно представить, что спустя всего 5 лет очаровательная и полная жизни Великая княжна Татьяна в возрасте 21 года будет зверски убита вместе со всей Царской семьей в Екатеринбурге…

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Великая княжна Татьяна
Юный корнет на полях Первой мировой
По окончании корпуса Владимир Росси вышел корнетом в Российскую Императорскую гвардию – в Конно-гренадерский полк. Блестящая гвардия всегда была оплотом Престола и Отечества – эта преданная гвардия и погибла первой на кровавых полях Первой мировой.
Верные гвардейцы должны были показать пример мужества и силы духа другим полкам, и они его показывали, бесстрашно погибая под германскими снарядами на самых опасных участках фронта. Конно-гренадеров бросали в атаку на германские пулеметы, и бесстрашные всадники вместе со своими умными конями выкашивались подчистую.
При наступлении под Ковелем летом 1916 года цвет русских войск, императорская гвардия, была брошена в атаку почти без подкрепления артиллерией (не хватало снарядов) под мощным огнем противника и по болотистой пойме реки Стоход, которая и сама по себе являлась непростым препятствием. Эти гиблые болота стали братской могилой для половины кадровой императорской гвардии – здесь погибли 50% нижних чинов и 80% офицеров.
Юный корнет Владимир Росси чудом остался жив и был награжден орденами Св. Станислава и Св. Анны «За храбрость».

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Накануне войны Внизу рукой Ольги написано папа и стрелочка на Владимира Росси
Добровольческая армия
После революции Владимир сражался в Добровольческой армии у Деникина, вместе с донскими казаками, которые его очень любили. В 24 года получил звание полковника.
В одном из последних боев под Перекопом молодой полковник был тяжело ранен, вынесен с поля боя казаками, доставлен на борт парохода и эвакуирован из Крыма в бессознательном состоянии. Пришел в себя уже в Константинополе.
Его мама умерла от тифа в Новороссийске в марте 1920 года, старшая сестра Дора сразу после революции покинула Россию – на Родине Владимира больше никто не ждал.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Юный Владимир Росси
Жизнь на чужбине
Началась жизнь на чужбине: Константинополь, Италия, Франция. Владимир водил такси в Париже, работал редактором одной из русских газет, гидом для богатых американцев.
Когда поток туристов из Америки иссяк в связи с Великой депрессией (1929–1939), однокашник по Пажескому корпусу позвал Владимира в Шанхай, пообещал помочь устроиться на работу в управлении муниципальной полиции французской концессии, где работал сам. Там пригодились знание нескольких европейских языков и эрудиция полковника Владимира Росси: он переводил документы, составлял аналитические доклады.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Владимир Росси
Женитьба
В Шанхае в 1929-м году 35-летний Владимир Эмильевич Росси познакомился с будущей супругой, 24-летней красавицей Сонечкой Балк. Они обвенчались, у них родились две дочери: Марина и, в 1942-м году, Ольга. Вот мы и вернулись к началу нашего рассказа.
Ольга Владимировна вспоминает, как сильно она любила папу, как они вместе ходили покупать ржаной хлеб в русскую пекарню, и она всегда просилась к отцу на ручки: так хорошо и уютно было на сильных родных руках.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Юная Сонечка Балк, будущая мама Ольги Владимировны
Тревожный год
Наступил 1947 год. Это был очень тревожный год: после японской оккупации началась гражданская война. Шестимиллионный Шанхай, крупнейший город Китая, стал центром противостояния между Гоминьданом – националистами под предводительством Чан Кайши – и коммунистами Мао Цзэдуна.
Как раз в 1947-м году коммунисты Мао Цзэдуна обратились к Советскому Союзу за помощью, и в Китае стали появляться советские военные. В Шанхае ввели комендантский час, начались пропагандистские митинги и массовые демонстрации, публичные покаяния фабрикантов, показательные казни, страшная инфляция. Европейские фирмы отзывали своих служащих, Шанхай постепенно пустел.
Приход китайских коммунистов грозил русским в Шанхае депортацией в СССР или же китайской тюрьмой: китайские коммунисты были очень жестоки к идейным противникам. В Шанхае в это время из 50 тысяч русских оставалось около 15 тысяч. Примерно 10 тысяч из них решили вернуться в Россию, где им были обещаны советские паспорта, прощение и полная амнистия за белогвардейское прошлое, — все они, за небольшим исключением, попали прямиком в сталинские лагеря.
Владыка Иоанн Шанхайский никого не благословлял ехать в Советский Союз, но молился даже за тех, кто его ослушался, недаром многие из них вспоминали, что чувствовали молитву святителя в лагерях, гонениях и скитаниях.
Владимир Росси также открыто критиковал сталинский режим и отговаривал русских от возвращения в Советский Союз, и к его мнению прислушивались: он пользовался авторитетом среди русских Шанхая.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Старый Шанхай
Владимира Росси отпевал сам святитель Иоанн Шанхайский
Как раз в 1947-м году Владимир Эмильевич заболел брюшным тифом и оказался в госпитале. Жена не отходила от него. Когда дело пошло на поправку, и больного стали готовить к выписке, она наконец решилась оставить его ненадолго и сходить к дочерям. Сонечки не было всего несколько часов, но когда она вернулась, ей сказали, что ее муж умер.
Сосед Владимира по палате, тоже белый офицер, прошептал ей на ухо, что ее мужу дали выпить какой-то странный гоголь-моголь, после которого он начал кашлять, задыхаться и мгновенно умер. Его тело тут же выкатили из палаты. Ольга Владимировна, как и ее мама, считает, что отца отравили, но что произошло на самом деле, теперь узнать уже невозможно.
Владимира Эмильевича Росси отпевал сам владыка Иоанн Шанхайский (с 1946 года архиепископ). Гроб был засыпан цветами, и маленькая Олечка, не отрываясь, смотрела на профиль любимого папы и на белые хризантемы – с тех пор они для нее неразрывно связаны со смертью отца.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Портрет Владимира Эмильевича Росси в форме конно-гренадера
Мама Ольги Владимировны, Софья Львовна, Сонечка
Софья Львовна Росси, урожденная Балк, осталась одна с двумя маленькими детьми на руках. Эта красивая и умная женщина уже пережила к тому времени множество скорбей и испытаний.
Она родилась в 1904-м году в солнечном Симферополе и росла в любящей семье Льва Александровича и Анастасии Николаевны Балков, младшая из четверых детей. Старшим ребенком был ее брат Саша, он был на 10 лет старше Сонечки и казался ей самым умным и самым добрым мальчиком на свете. Саша тоже очень любил малышку. Сестра Лиза была старше Сонечки на 6 лет, а второй брат, Миша, – на 4 года.
Анастасия Николаевна Балк получила в наследство прекрасную усадьбу в Алуште и организовала пансион, куда летом съезжались постояльцы из Санкт-Петербурга и Москвы. Пансион позволял Балкам содержать семью.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Семья Балков родители и дети Саша, Миша, Лиза, младшая дочка Сонечка с медвежонком
Счастливое детство Сонечки закончилось
Счастливое детство Сонечки закончилось в 10 лет: в 1914-м году умерла мама, у нее было больное сердце. Ей было всего лишь 38 лет… Перед смертью она благословила двадцатилетнего Сашу не оставлять Сонечку и заботиться о ней. Но началась Первая мировая, и любимый брат ушел на фронт.
Лев Александрович принял в дом экономку Лидию, купеческую вдову из Ялты, и та поначалу рьяно взялась за хозяйство. Вместе с ней постояльцем в пансион въехал высокий усатый мужчина, Григорий Ипполитович. Он представился дальним родственником Лидии, а та ласково называла усатого Гришей.
Гриша оказался совсем неподходящим квартирантом: он часто хвастал, что сидел в Петрограде в тюрьме за распространение листовок, призывающих к свержению Царя. Он также мечтал о поражении России в войне и о будущем социализме, с чем Лев Александрович гневно спорил. Он не мог по своей деликатности сразу выгнать нового постояльца из дома, но если бы умел предвидеть будущее, то, конечно, сделал бы это и выставил бы на улицу и усатого, и экономку.
Сонечка же каждое утро с воодушевлением пела в школе гимн «Боже, царя храни» и начала посещать курсы первой медицинской помощи в местном лазарете. Там они делали бинты для раненых и вязали им теплые шарфы. Лев Александрович тоже стал заниматься благотворительностью, и эта деятельность отвлекла его немного от скорби по любимой жене.
Как-то рано утром Лев Александрович пригласил Лизу, Сонечку и Мишу в гостиную для серьезного разговора. Он сказал детям, что принял решение, и, поскольку младшая дочь нуждается в материнской ласке, сделал предложение экономке Лидии.
Старшая сестра Сонечки, Лиза, не приняла Лидию и сразу уехала из дома, перебравшись к сестре матери в Симферополь. Миша заканчивал гимназию и мечтал сражаться на фронте, как его старший брат. А Сонечка очень тяжело переживала происходящее, тем более что отец быстро понял свою ошибку: никакая Лидия не могла заменить ему любимую жену, а дочери – любящую мать.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Старая Алушта
Революция и смерть отца
Грянула революция, фронт разваливался, оба брата Сонечки уехали на Дон и вступили в Добровольческую армию. Лев Александрович благословил сыновей иконами святого великомученика Георгия Победоносца и святителя Николая Чудотворца. Для Миши война представлялась приключением, а Саша, уже хлебнувший горя в кровопролитных сражениях, понимал, что впереди их ждет смертельная опасность.
Лев Александрович очень тяжело переживал происходящее: бесславный Брестский мирный договор (3 марта 1918 года), известие о страшном убийстве Государя Императора и его семьи. Как-то, вернувшись из гимназии, Сонечка обнаружила отца лежащим на кровати. Он не дышал. 13-летняя девочка осталась круглой сиротой.
Сиротские скорби
После похорон экономка предъявила права на имущество Балков и, к ужасу Сонечки, начала рыться в шкафах и буфетах, выгребая все, что казалось ей ценным. Лидия даже не стала сообщать старшей сестре Сонечки о смерти ее отца, а сама девочка находилась в состоянии шока. Она на автомате продолжала ходить в гимназию, но все думы ее были заняты безвременной смертью отца.
Вскоре, вернувшись с занятий, сирота обнаружила, что давние и верные помощники ее семьи, кухарка и няня детей Глаша и садовник Семен, жестоко избиты и заперты в амбаре. Когда Сонечка с большим трудом развязала веревки, и они вместе вошли в дом – увидели, что Лидии и усатого Гриши и след простыл, а вместе с ними исчезли все семейные сбережения и ценные бумаги. Пропали даже драгоценности, завещанные Сонечке покойной матерью.
Переезд к старшей сестре
Спустя несколько дней к Сонечке пришла помощь в лице жениха ее сестры Лизы: он приехал по делам в Алушту и зашел познакомиться с отцом своей невесты. Узнав, что Лев Александрович умер, а все ценное из дома украли, пришел в ужас и забрал Сонечку с собой в Симферополь.
Там девочка пошла в гимназию. Она чувствовала себя очень одинокой: отношения со старшей сестрой не отличались близостью – Лиза была слишком занята работой и предстоящим замужеством. Да и была она слишком молода для того, чтобы стать младшей сестренке опорой – Лиза сама еще нуждалась в опоре и поддержке.
Обе были очень рады, когда получили письмо от Саши. Он сражался в далекой Сибири, в армии Колчака. Писал еще о том, что потерял из виду младшего брата. О судьбе Миши никто из них так никогда и не узнает.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Старый Симферополь
Страшная работа
Прошло какое-то время, и только Сонечка успела немного успокоиться после смерти отца, как с ней произошло новое и очень страшное приключение: когда она шла в школу, ее остановил военный в кожаной куртке и, угрожая револьвером, отвел в двухэтажный дом на окраине города. Сонечка дрожала от страха, ожидая, что ее убьют или изнасилуют, но военный втолкнул ее в дверь, на которой была надпись: «Уполномоченный по борьбе с контрреволюцией».
Второй военный в комнате злобно посмотрел на девочку:
– Твои белые ручки свидетельствуют о том, что ты – настоящая буржуйка! Эти ручки никогда не знали настоящего труда!
Увидев, что Сонечка сильно испугана, он несколько смягчился и сказал:
– Ладно, не трясись! Я не собираюсь тебя убивать! Мне просто нужна образованная помощница. Ты ведь образованная девушка? Это сразу видно. И наружность у тебя приятная, так что ты мне подходишь. На работу завтра с утра. Будешь печатать на машинке все, что я тебе дам. И не вздумай сбежать, мы легко тебя найдем!
Напрасно Сонечка лепетала, что еще учится в школе, что она еще не взрослая, несовершеннолетняя, – чекист не слушал ее возражений.
Так Сонечка начала работать в ЧК. Она печатала документы, раскладывала их по папкам. Один раз девочку взяли с собой на грузовике, и когда он подъехал к лесу, двое чекистов открыли кузов и стали сбрасывать в канаву трупы из кузова, а Сонечке приказали считать их количество. Она старалась не смотреть на тела и делала отметки по звуку их падения. Этот страшный звук потом преследовал ее всю жизнь, снился в ночных кошмарах.
О красном терроре в Крыму свидетельствовали многие очевидцы. Князь Оболенский, волею судьбы заброшенный в то время в Крым, писал:
«В Севастополе шли массовые расстрелы, в Ялте офицерам привязывали тяжести к ногам и сбрасывали в море, некоторых после расстрела, а других – живыми. Когда после прихода немцев водолазы принялись вытаскивать трупы из воды, они оказались на дне моря среди стоявших во весь рост, уже разлагавшихся мертвецов. В Евпатории подвергали убиваемых страшным пыткам, которыми распоряжались две женщины-садистки. В Симферополе тюрьма была переполнена, и ежедневно заключённых расстреливали ‟пачками”».
Молитва, которая спасла жизнь
Сонечка хорошо помнила, как ходила в храм с родителями, как молились они все вместе дома, как встречали Пасху и Рождество. Она не забывала о молитве и оставшись сиротой.
Как-то раз, когда девочка шла на работу, она отчего-то остановилась и, подняв глаза к небу, стала молиться. Отчего ей так захотелось помолиться в тот миг, Сонечка не знала, может быть, она вспомнила родителей, может быть, ей было просто жутко в очередной раз приближаться к зданию ЧК. Эти минуты спасли ей жизнь.
Когда она подошла ближе к зданию, то увидела, что там идет облава: неизвестные выволакивали из здания чекистов и запихивали их в машины, фары которых были направлены в лицо девочке. Один из чекистов бросился бежать по направлению к Сонечке. Раздался выстрел – и чекист упал у ее ног, а его мертвые глаза уставились прямо на нее, и она с трудом сдержала крик ужаса.
Сонечка так и не узнала, кто напал на чекистов. «Зеленые»? Бандиты? Белые? Но, слава Богу, с той страшной работой было покончено.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Фотографии сотрудников Черноморского ЧК Новороссийск
Замечательная книга Ольги и Джона Хоукс
Мы не коснулись и тысячной доли истории Сонечки и ее близких. Дальнейшая жизнь девушки в Симферополе, ее первая любовь, приключения в Москве, путешествие из Советской России в Китай и жизнь там, приметы эпохи, детали быта, – настоящая эпопея, которую мы не собираемся пересказывать: обо всем этом рассказывается в замечательной книге «Сонечка».
Ольга Владимировна Росси-Хоукс написала эту книгу о жизни своей мамы по ее дневникам и воспоминаниям близких людей, и в этой книге подробно описала все события в жизни мамы: трагические и радостные, необычные и увлекательные. Ольге Владимировне очень хотелось рассказать миру о суровой жизни поколения ее родителей, о выпавших на их долю испытаниях, а также о тех замечательных семьях, из которых они вышли. Ольга Владимировна признается, что без поддержки ее мужа, Джона, и его любви к истории, особенно истории России, эта книга никогда не была бы написана.
Книга «Сонечка» пока еще не издавалась в России, но будем надеяться, что она будет издана, и тогда мы сможем прочитать захватывающую дух повесть о жизни этой русской девушки.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Книга Ольги и Джона Хоукс
Шанхай
Мы же скажем только, что в 1924-м году, на пороге своего двадцатилетия, Сонечка сумела уехать в Шанхай по вызову старшего брата Саши. Этот храбрый молодой человек выжил в знаменитом Ледяном походе, после которого белые отступали в Манчжурию, в Китай. Саша спас англичанина, который был тяжело ранен. Рискуя жизнью, благородный юноша донес на собственной спине раненого до лазарета, и тот был так благодарен своему спасителю, что позднее помог ему купить билет из Шанхая до Сан-Франциско.
Брат этого англичанина, живущий в Шанхае, помог и Сонечке на первых порах. Девушка устроилась работать там швеей и моделью, а через несколько лет познакомилась с Владимиром Росси и вышла замуж. О ее жизни с мужем, о рождении Марины и Ольги, о помощи в приюте святителя Иоанна и о безвременной смерти Владимира Росси в шанхайском госпитале мы уже рассказали.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Фото Владимира Росси и Сонечки
Чудесное спасение
Вскоре после похорон мужа Сонечку с дочками вызвали в американское консульство для получения визы и поездки к старшему брату Саше в Америку. Сонечка собрала девочек, и они пошли на трамвай, чтобы доехать до консульства.
Когда трамвай подошел, малютка Оля, обычно спокойная и некапризная, к изумлению матери, вдруг начала упираться и кричать, что не желает ехать на этом трамвае.
Раздосадованная Софья Львовна не знала, что и делать. В конце концов она решила не затаскивать ребенка в трамвай силой, а взять рикшу. Проехав небольшой отрезок пути, на углу улицы они увидели ужасную картину: трамвай, в который они только что чуть не сели, лежал перевернутый, вокруг – осколки стекла, кровь, прямо на дороге – раненые люди. Сонечка решила тогда, что Ангел-Хранитель внушил ее дочери, невинному младенцу, не садиться в этот страшный трамвай.
Консул встретил русскую с двумя детьми приветливо. Объяснил, что дает Софье Львовне американскую визу только благодаря гарантии ее старшего брата, Александра Балка, предоставить им жилье: американцы не желают увеличивать количество бездомных в своей стране. Сонечка продала шанхайскую квартиру и купила билеты на пароход до Сан-Франциско.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Сан-Франциско пятидесятых годов
Переезд в Америку
В 1948-м году Софья Львовна Росси и две ее дочери, Марина и шестилетняя Ольга, приехали в Америку. Сонечка устроилась работать на фабрику швеей, девочки пошли в школу. Мама делала все для того, чтобы ее дочери имели возможность нормально учиться.
Олечка ходила в школу вместе с ребятишками из приюта владыки Иоанна Шанхайского. Они приехали в Сан-Франциско из Шанхая через тропический остров Тубабао, и владыка лично ходатайствовал о том, чтобы русских беженцев приняли в Америке. Это было трудно осуществить, поскольку действовала строгая квота на количество эмигрантов, приезжающих из Китая.
Особенно Ольга запомнила приютских мальчишек Борю и Колю Масленниковых, с которыми дружила в детстве. Они хорошо знали ее маму – помнили ее как даму-патронессу их приюта со времен Шанхая. Коля Масленников впоследствии стал известным певцом. Много лет спустя он полетел на Тубабао – хотел вспомнить годы детства, проведенные на острове, среди дикой природы.
Три раза в неделю Оля ходила в православную школу при старом соборе, где служил владыка Иоанн Шанхайский, пока не построили новый собор в честь иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость. Ходили они также с мамой и сестрой в домовый храм приюта владыки Иоанна Шанхайского.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Дом в Сан-Франциско, приобретенный владыкой Иоанном для приюта

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Домовая церковь в приюте

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Владыка сдетьми из приюта в Сан-Франциско
Богородице-Владимирский женский монастырь
Еще ходили на службы в русский Богородице-Владимирский женский монастырь, это был один из первых православных монастырей Америки, основанный еще в России. Он находился недалеко от квартиры, которую снимала мама Оли.
Первая игуменья этого монастыря, матушка Руфина (Кокорева), прозорливая старица и подвижница, в чьих руках обновилась Владимирская икона Божьей Матери, отошла ко Господу в Шанхае в 1937-м году. Она предсказала сестрам, что они, спасаясь теперь уже от китайских коммунистов, окажутся в Америке.
Теперь игуменьей была духовная дочь старицы, матушка Ариадна (Мичурина; 1900–1996). Матушка и сестры обители проделали тяжелый путь из Шанхая на Тубабао, а потом вместе с владыкой Иоанном в Сан-Франциско.
В монастыре Оля начала петь в церковном хоре, от папы она унаследовала великолепный слух. Еще девочка училась играть на рояле, но, к сожалению, у ее мамы не было возможности его купить – они снимали слишком крохотную квартирку. Позже у них поселилась еще тетя Дора, старшая сестра папы, приехавшая к ним из Парижа, где она много лет работала в госпитале.
Оля навсегда запомнила, какие замечательные просфоры пекла в монастыре матушка Феврония. Она угощала девочку своими просфорами – и та на всю жизнь запомнила их вкус.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Владыка Иоанн с сестрами Богородице-Владимирской обители, игуменьей Ариадной, духовенством и воспитанницами приюта в Шанхае
Париж
Софья Львовна к окончанию Олечкой школы скопила деньги, чтобы дочка смогла поехать в Европу, ведь когда-то о таком путешествии мечтал ее любимый муж Владимир Росси. Так 17-летняя Оля поехала в Париж вместе с тетей Дорой, чтобы посмотреть Францию и повидаться с двоюродной сестрой тети.
Поехала Ольга на 2–3 месяца, а осталась в Париже на 3 года. Ей очень там понравилось, захотелось выучить французский язык, и она поступила в университет. Изучала гуманитарные науки, язык, подрабатывала. Сначала устроилась гувернанткой в одну французскую семью, где занималась с девятилетней девочкой: нужно было отводить ее в школу и на балет, учить английскому языку.
Судьбоносная встреча
Еще Ольга подрабатывала в регистратуре одного очень престижного госпиталя, открытого в Париже американцами еще в 1920-е годы. Когда-то здесь работала ее тетя Дора. Здесь Ольга познакомилась с молодым англичанином Джоном Хоуксом, врачом и спортсменом, жителем Новой Зеландии в четвертом поколении. Среди предков Джона были и англичане, и ирландцы, и шотландцы.
В 1962-м году в Париже владыка Иоанн Шанхайский (с 1950 по 1962 год Архиепископ Брюссельский и Западноевропейский) благословил брак русской девушки, которую 19 лет назад он сам назвал Ольгой, и 27-летнего англичанина Джона Хоукса.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Свадьба Ольги и Джона Хоукс

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Свадьба Ольги и Джона Хоукс
Они венчались в январе 1963 года по православному обряду в соборе Александра Невского в Париже. Этот собор был построен на пожертвования русских людей, причем Государь Император Александр II внёс личный вклад в его строительство – около 150 000 франков золотом. Собор был освящен в 1861-м году.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Собор Александра Невского в Париже
Окленд, Новая Зеландия
Сначала молодожены поселились в Англии, где доктор Джон Хоукс работал врачом-ревматологом в Бедфордском госпитале. Они прожили в Англии 4 года, потом переехали в Австралию, а сейчас живут в Новой Зеландии, в городе Окленде.
Этот город расположен на северном острове, и здесь никогда не бывает снега. Сейчас там лето, температура 23 градуса, правда, лето уже заканчивается. Природа здесь, по словам Ольги Владимировны, очень красивая, много зелени, нет опасных животных, как в Австралии, все мирно и безопасно. От дома Хоуксов семь минут езды до океана.
В Окленде и окрестностях живут примерно 1,5 миллиона людей из пятимиллионного населения страны, среди них представители многих национальностей. Более половины жителей – европейцы, но есть и китайцы, и японцы, и полинезийцы, и, конечно, маори – коренные жители Новой Зеландии…

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Русский храм в Окленде

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Служба в русском храме в Окленде
И везде они хранят русский язык и православную веру
Да, у Ольги Владимировны Росси-Хоукс удивительная судьба: родилась в Шанхае в годы Второй мировой, провела детство в Америке, в Сан-Франциско, юность во Франции, училась в Сорбонне, жила в Англии, в Австралии, сейчас в Новой Зеландии…
И, куда бы ни приезжали такие люди, как Ольга Владимировна и ее ровесники, дети первой волны русской эмиграции, покинувшие Родину из-за Гражданской войны, – везде они хранили русский язык и православную веру.
Когда Хоуксы только приехали в Окленд, русских здесь было немного, но у них имелся свой, хоть и маленький, православный храм, раз в месяц приезжал священник.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Со святыней Русского Зарубежья — Курской-Коренной иконой Божией Матери
Удивительный Промысл Божий
Сейчас Ольга Владимировна окормляется в православном храме у протоиерея Владимира Бойкова, которого хорошо знают в России. Его родители родом из Харбина, дедушка был китайцем, но крещёным, и говорил только по-русски. Сам отец Владимир родился в Австралии, в Сиднее, окончил Свято-Троицкую семинарию в Джорданвилле и сейчас служит в Окленде.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Ольга и Джон с протоиереем Владимиром Бойковым
Мама Ольги Владимировны, Софья Львовна Росси, отошла ко Господу в 1974-м году в возрасте 70 лет. В прошлом году, за две недели до своего 90-летия, умерла и старшая сестра Ольги Владимировны, Марина. Похороны были скромными из-за коронавируса. Самой Ольге Владимировне пошел 79 год, ее мужу Джону 86 лет.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Ольга и Джон
Мы надеемся, с Божьей помощью, продолжить наш рассказ о православных русских, которых удивительный Промысл Божий привел на другой конец света, возможно, для того, чтобы и там люди возносили хвалу Господу по-русски и совершали Святую Евхаристию в православном храме.

Чудеса святителя Иоанна Шанхайского

Молитвенный уголок в доме Ольги и Джона

Ольга Рожнёва
Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика