Эрдоган снова предаст?

Эрдоган снова предаст?

Несмотря на установление позитивных отношений с Россией Турция легко согласится на возможное сотрудничество с Западом, если она увидит в этом какие-либо преимущества. Об этом на страницах издания InfoBrics в преддверии переговоров турецкого и российского лидеров предупреждает греческий политолог Пол Антонопулос.

Эксперт в частности напоминает, что Турция ранее предложила России создать платформу для урегулирования проблем, связанных с Ближним Востоком и Закавказьем, к которой также предложено присоединиться Армении, Азербайджану, Ирану и Грузии. Такой шаг, по мнению политолога, не дает никаких гарантий, что Турция будет налаживать отношения именно с Россией, а не с Европой и США, так как от выбора страны-партнера зависит рейтинг турецкого лидера.

«Хотя предложения Эрдогана о создании региональной платформы для решения проблем являются позитивным шагом в правильном направлении, учитывая его последовательное ненадежное поведение и предательства в прошлом, Москва, с одной стороны, с энтузиазмом восприняла бы такой блок, но также будет опасаться, зная, что Турция зачастую легко поворачивается к Западу», — пишет в своей статье Антонопулос.

Напомним, что визит турецкого президента в Россию состоится 29 сентября. Как рассказал министр иностранных дел России Сергей Лавров, лидеры двух стран обсудят выполнение договоренностей о борьбе с террористами в Идлибской зоне деэскалации. Министр подчеркнул, что обязательство выполняется медленно со стороны Турции. Очевидно, Москва будет пытаться жестко продавить свою линию в то время, как Анкара, на днях усилившая в Идлибе военный контингент, — свою. Диалог, очевидно, будет непростым, и даже если по его итогам будут приняты какие-то договоренности, можно ли доверять Эрдогану? И прав ли Антонопулос?

Или не стоит считать объективным мнение греческого политолога, когда речь идет о Турции? Не пытается ли он вбить клин между Москвой и Анкарой?

— Это мнение объективно, и дело не в национальности политолога, — убежден доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ Геворг Мирзаян. — Дело в общем внешнеполитическом поведение Эрдогана, да и многих других стран. Залогом хороших стратегических отношений является не подписанная бумажка, а выгода. Как только выгода исчезает, исчезают отношения. Поэтому если Запад предложит Эрдогану более адекватные и приемлемые для Турции условия, он прибежит к Западу. Ничего в этом такого нет. Он нам не друг, не брат и не сват. Ничем нам не обязан.

«СП»: — Можно ли вообще говорить о «предательстве» со стороны Эрдогана? Кажется, таких «предательств» было уже немало, но спина Кремля слишком широка и готова принять еще множество ятаганов…

— Спина Кремля широкая по одной-единственной причине: мы позволяем Эрдогану регулярно так поступать. Мы позволяем Эрдогану не столько сотрудничать с другими странами в ущерб нам, но и совершать не совсем корректные действия в отношении России, за которые ему ничего не прилетает. И эта безнаказанность стимулирует турецкого президента на более агрессивные и некрасивые действия.

«СП»: — Турция все же член НАТО, то есть по определению ее интересы — это интересы Запада, и с нашими они не совпадают…

— У Турции есть один единственный интерес. Свой собственный. И этот собственный интерес не подразумевает окончательный выбор. Эрдоган пытается балансировать между Россией и Западом. В этом балансе он находит свою выгоду. Вполне логичная позиция.

«СП»: — Антонопулос напомнил, что Анкара предложила Москве создать шестистороннюю платформу для урегулирования проблем, связанных с Ближним Востоком и Закавказьем. Насколько эта платформа в нынешних условиях вообще возможна? И противоречит ли она в чем-то интересам Запада? Если Запад будет против, станет ли Эрдоган дальше развивать эту тему?

— Она полностью противоречит интересам Запада, поскольку вообще-то подразумевает вытеснение Запада с Южного Кавказа. Это одна из причин, почему Грузия в неё не войдёт. Кроме того, ни Россия, не даже Иран не готовы институционализировать роль Турции на Южном Кавказе. Оба ключевых игрока рассматривает Анкару как деструктивного игрока, у которого, в отличие от Запада, достаточно ресурсов для эффективной деструкции в регионе.

«СП»: — По мнению греческого политолога, от выбора страны-партнера зависит рейтинг турецкого лидера. Так ли это? Как вообще Эрдогану выгоднее себя вести в отношениях с Западом и России для поддержки рейтинга? Что ждет от него турецкое общество? С кем сами турки хотят дружить, а с кем — нет?

— Турецкое общество ждет от Эрдогана безумного «микса» из пантюркизма, панисламизма и паносманизма. Рейтинг Реджепа Эрдогана (если берем ту часть, которая формируется за счет внешней политики) зависит только от его действий в этом направлении, а не от того, какую страну он выберет для помощи в реализации этого направления.

«СП»: — Чего ждать от встречи с Путиным. Будут обсуждать Идлиб. Что еще? То, что визит был инициативой турецкой стороны и готовился в срочном порядке, говорит о том, что Эрдоган готов к компромиссам?

— Это вовсе не обязательно означает, что Эрдоган готов к компромиссам. Возможно, он летит к Путину для того, чтобы шантажировать его, для того, чтобы выставить какие-то новые условия. Поэтому перед визитом делает всё возможное для того, чтобы обсуждались самые широкие темы. То есть не только Сирия, а ещё и Украина и Кавказ.

— Конечно, если бы отношения между Турцией и США были менее проблемными, у Москвы было бы меньше козырей на переговорах с Анкарой, — считает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил Нейжмаков. — Но, как известно, сейчас турецко-американские отношения остаются сложными. Недавняя фраза Реджепа Эрдогана по этому поводу («не могу сказать, что мы хорошо начали с господином Байденом») широко известна, встреча американского и турецкого президентов в период поездки последнего на Генассамблею ООН так и не состоялась, о «перезагрузке» в отношениях Анкары и Вашингтона, которую целый ряд изданий и аналитиков считал возможным сценарием, пока тоже говорить не приходится. Скорее всего, в период до очередных президентских и парламентских выборов в Турции в 2023 году проблемные факторы в турецко-американских отношениях еще неоднократно дадут о себе знать. На этом фоне сохраняется немало факторов, которые подталкивают Россию и Турцию к диалогу.

«СП»: — Какой вообще смысл рассуждать о том, что Анкара повернется лицом к Западу, несмотря на наличие договоренностей с Россией? Турция — страна НАТО. Кто-то изначально верил, что она выберет Россию, если ее поставят перед таким выбором?

— Вряд ли у российского руководства сейчас есть завышенные ожидания по поводу отношений с Турцией. В Москве заинтересованы в прагматичном диалоге с Анкарой, но понятно, например, что признание турецкой стороной Крыма частью России в обозримом будущем вряд ли произойдет. Темы, вызывающие взаимное недоверие, по-прежнему влияют на дискуссии в медиапространстве обеих стран: вспомним хотя бы вышедшую в середине сентября 2021 года в турецком издании «Türkiye» резонансную статью «Россия шаг за шагом окружает Турцию».

В США явно рассчитывают, что на фоне экономических проблем Турции и по мере приближения в этой стране очередных общенациональных выборов в 2023 году, Реджепу Эрдогану придется как минимум идти на серьезные уступки Вашингтону. В то же время, мы уже видели, что в кризисных ситуациях действующий турецкий президент обычно наращивал внешнеполитическую активность —это может и осложнять отношения Москвы и Анкары, но и подталкивать их к переговорам тоже будет.

«СП»: — А вообще сейчас разве идет речь о геополитическом выборе? Греческий политолог также упомянул, что Анкара хочет создать платформу для урегулирования проблем, связанных с Ближним Востоком и Закавказьем. К платформе предложили присоединиться Армении, Азербайджану, Ирану и Грузии. Это как-то противоречит интересам Запада? И насколько это вообще реализуемо? Пока это выглядит фантастикой…

— Препятствия к созданию такой платформы неоднократно обсуждались с тех пор, как Реджеп Эрдоган выступил с такой инициативой. Например, ранее представители Грузии заявляли о невозможности в существующих условиях участия в совместных форматах с Россией. А существующие сейчас проблемные моменты в отношениях Турции и Азербайджана с одной стороны и Ирана — с другой, конечно, предполагалось обсудить в рамках анонсированной трехсторонней встречи глав МИД этих государств в Тегеране. Но даже при максимально успешном проведении подобных переговоров иранская сторона, скорее всего, будет максимально осторожно относиться к идее «платформы шести».

«СП»: — Какие еще спорные темы будут обсуждаться в Сочи, кроме Сирии? Возможны ли тут компромиссы и договоренности и насколько прочны они могут быть?

— Предполагается, что встреча пройдет в формате «один на один», а это скорее предполагает, что президенты сосредоточатся только на ключевых вопросах. Официальные лица с обеих сторон в связи с предстоящими переговорами говорили в первую очередь о ситуации вокруг Сирии. Но нельзя исключать, что хотя бы вскользь будет затронута и ситуация на Южном Кавказе, а также возможность выстраивания диалога между руководством Армении и Турции, о готовности к которому представители руководства двух данных государств вновь стали активнее заявлять в последние недели.

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика