Битва башен Кремля: Какие кланы «обидел» Мишустин своей реформой

Битва башен Кремля: Какие кланы «обидел» Мишустин своей реформой

8 из 40 институтов развития в России будут ликвидированы, а остальные оптимизируют. Об этом объявил премьер-министр Михаил Мишустин на специально созванном оперативном совещании с заместителями. Тем самым Мишустин продолжает наращивание собственного аппаратного веса, да еще и на фоне объявленной реформы государственного аппарата.

Впрочем, в сравнении с административной реформой преобразование институтов развития намного значительнее ударит по правящим элитам. Во-первых, происходит значительное усиление роли госкорпорации «ВЭБ.РФ», которая и получит дополнительные полномочия по институциональным реформам в России от ликвидируемых институтов развития. Правда, надо понимать, что это лишь на словах.

На самом деле речь идет, несомненно, о консолидации полноты власти (а главное, финансовых потоков) в руках главы «ВЭБ.РФ», бывшего федерального вице-премьера Игоря Шувалова. Фактически, теперь он получит такие же полномочия, которые у него были во время работы в правительстве Дмитрия Медведева, где Шувалов курировал как раз вопросы развития.

Во-вторых, из политической обоймы вылетает целый ряд серьезных игроков. В первую очередь, конечно, это непотопляемый глава «Роснано» Анатолий Чубайс, который занимает этот пост уже более 13 лет. На его пост рассматривается сразу несколько претендентов, в том числе, как пишет РБК, первый зампред коллегии Военно-промышленной комиссии и бывший исполнительный директор другой госкорпорации «Ростех» Сергей Куликов.

Впрочем, вряд ли 65-летний Чубайс уйдет на пенсии, вероятнее всего, ему будет просто предложена новая должность. Но, несомненно, менее статусная, нежели глава группы «Роснано».

Вслед за Чубайсов могут лишиться должностей и ряд людей, считающихся близкими к нему: бывший министр экономики, а ныне советник главы «Роснано» и член правления входящего в группу «Роснано» Фонда инфраструктурных и образовательных программ Яков Уринсон и бывший замминистра имущественных отношений, а ныне генеральный директор «Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства» Александр Браверман.

Еще один тяжеловес, который также лишается синекуры в ходе реформирования, — это бывший вице-премьер Аркадий Дворкович, который ныне возглавляет инновационный фонд «Сколково». Фонд также будет напрямую подчинен корпорации развития во главе с Шуваловым, и вряд ли при нем еще один экс-вице-премьер готов остаться на вторых ролях.

Можно всерьез говорить и о снижении роли Максима Решетникова во главе Минэкономразвития России, которое после переподчинения и ликвидации институтов развития вынуждено поделиться рядом полномочий с «ВЭБ.РФ». Решетников, напомним, считается человеком, близким к мэру Москвы Сергею Собянину, имеющему еще ряд федеральных креатур. В частности, бывший зам Собянина Марат Хуснуллин ныне курирует весь строительный комплекс России. Видимо, в Кремле и решили, что с одной группы влияния вполне достаточно, а с другими можно и «поделиться».

О том, зачем вообще затеяна столь масштабная внутриэлитная перестановка и кто от нее выиграет, «Свободная пресса» обсудила с нашим постоянным экспертом, старшим научным сотрудником Института переходного периода имени Гайдара Сергеем Жаворонковым.

«СП»: — Сергей Владимирович, зачем Мишустину понадобились все эти радикальные перестановки? Премьер ведь опытный аппаратчик и прекрасно понимает, что он обидел слишком многие кланы — Чубайса, Бравермана, Трутнева. А ведь люди это, мягко говоря, не последние, влиятельные.

— Ну это такой нормальный лоббистский подход, описанный классическим экономистом Уильямом Нисканеном еще полвека назад. Он, кстати, сам несколько лет работал чиновником, можно сказать знал вопрос изнутри, что помогло написать ему классическую статью Bureaucrats and politicians. Так вот, Нисканен считал, что бюрократ (а глава госкорпорации — это типичный бюрократ) всегда стремится максимизировать свои полномочия.

«СП»: — И кто в этой реформе главный бюрократ? Шувалов?

— Да, я тут хотел бы что напомнить. Шувалов работал с Романом Абрамовичем, по многим данным, сыгравшим ключевую роль в назначении Владимира Путина премьер-министром, а затем врио президента. Абрамович не отличается публичной активностью, избегает интервью, но очень влиятелен. Но, думаю, Путин оказанной услуги не забыл.

«СП»: — Но в целом вы экономическую эффективность от реформы институтов развития видите?

— Ряд институтов развития существуют в форме государственных корпораций. Юридически это НКО, являющиеся получателем бесконечных государственных субсидий, но при этом не платящие налоги. Удивлены, а тогда читайте ст. 7.1 Федерального закона «Об НКО».

Самый известный «институт развития» — это ВЭБ, который понес убытков более чем на 1 тлрн. рублей, субсидируемых государством. К сфере работы этого «институте», например, относилось кредитование сочинской Олимпиады, покупки государственных банков на Украине (сейчас они конфискованы) и иные полезные штуки.

Речь в случае новой реформы не идет о кадровых решениях. Ну значит, и ждать нечего, государственные олигархи продолжат свой «эффективный менеджмент».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.