Теневое государство: корпорации как заменитель правительства

Теневое государство: корпорации как заменитель правительства

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Эта новая модель управления стала очевидной, когда пресс-секретаря Белого дома Джен Псаки спросили о регулируемой системе вакцинных паспортов. Она ответила, что «в настоящее время это не входит в роль федерального правительства», но отметила, что администрация надеется увидеть такое регулирование со стороны «организаций частного сектора, университетов, учреждений, которые приступают к регулированию, и это инновационный шаг, который они предпримут и должны предпринять».

Такое использование корпораций обусловлено политическими и юридическими соображениями. Несмотря на растущий призыв к обязательной вакцинации, администрация Байдена явно не готова нести политические издержки, связанные с государственным регулированием. По состоянию на 11 июля 159 266 536 американцев были полностью вакцинированы — 48 процентов населения страны. Если учесть чрезвычайно высокий уровень вакцинации для лиц старше 65 лет (по оценкам, 85 процентов), процент взрослых в возрасте до 65 лет будет меньше. Это — большое количество избирателей, которые на выборах 2022 года не очень хорошо отнесутся к государственному регулированию. Более того, в 1905 году Верховный суд поддержал обязательное вакцинирование штатами, но любой федеральное регулирование может столкнуться с конституционными проблемами.

Однако частные компании имеют большую свободу действий в диктовке таких условий. Поэтому кое-кто — такие персонажи, как медицинский аналитик CNN доктор Лиана Вень, призвали к принудительным мерам, которые «создадут людям трудности, если они останутся непривитыми». Это принуждение будет исходить от частных компаний, которые будут лишать людей доступа к путешествиям, ресторанам, фильмам, школам и другим аспектам современной жизни. Таким образом, как и в случае с заявлением Псаки, Белый дом Байдена сигнализирует частным компаниям о внедрении такой национальной паспортной системы.

И компании слушают (и слушаются).

Недавно Morgan Stanley объявил, что все сотрудники (корпорации — С.Д.) должны пройти вакцинацию, чтобы вернуться на работу. Хотя у многих есть религиозные возражения, генеральный директор Morgan Stanley Джеймс Горманв июле ясно дал понять, что сотрудники, если они попытаются работать из дома, столкнутся с тем, что Вэнь назвала «трудными» временами: «Если вы хотите получать зарплату по нью-йоркским расценкам, то вы должны и работать в Нью-Йорке. Ничего подобного тому, что „Я в Колорадо … а мне платят так, как будто я сижу в Нью-Йорке“. Извините, но это не сработает». Яснее не скажешь: удаленная работа будет наказываться.

Если им это удастся, то корпорации будут управлять системой барьеров и штрафов, чтобы изолировать тех, кто не решается на вакцинацию, выталкивая их во все более и более узкие пространства существования. Гражданам будет все труднее путешествовать или обедать вне дома, если они не будут соответствовать требованиям корпоративной политики.

Политическое удобство использования корпоративного контроля наиболее очевидно проявляется в поддержке массированной системы корпоративного контроля свободы слова, внедренной в Соединенных Штатах в настоящее время. Государство не может внедрить систему цензуры в соответствии с конституцией***, но оно может передать функции цензуры на аутсорсинг частным компаниям — таким, как Facebook и Twitter. Только на этой неделе Белый дом признал, что он помечает «дезинформацию» для осуществления цензуры со стороны Facebook.

В то же время демократы — такие, как сенатор Ричард Блюменталь (демократ от штата Коннектикут) потребовали, чтобы крупные технологические компании взяли на себя обязательства по еще более «надежной модификации контента»; оруэлловский термин для понятия цензуры.

Либеральные писатели и деятели средств массовой информации призывают к корпоративной цензуре, несмотря на опасность того, что государство практически будет управлять средствами массовой информации через частные корпорации. Даже декан факультета журналистики Колумбийского университета и писатель из Нью-Йорка Стив Колл осудил то, что право Первой поправки на свободу слова «используется как оружие» для защиты дезинформации.

От общественности теперь требуют обсуждать общественные разногласия в рамках и пределах, установленных корпоративными цензорами, — под руководством государства. Twitter запретил публиковать сообщения о ноутбуке Хантера Байдена до окончания выборов 2020 года. Совсем недавно Facebook объявил, что на его платформе люди могут обсуждать происхождение COVID-19, предварительно подвергнув такое обсуждение цензуре, но он по—прежнему запрещает оппозиционные взгляды на вакцинацию и пандемию. Другие компании активно блокируют своенравные мысли и взгляды; на прошлой неделе германский суд оштрафовал YouTube за цензуру видеороликов, показывающих протесты против COVID-ограничений. Тем временем Твиттер подвергал цензуре критику правительства Индии, направленную на то, чтобы разоблачить неумелое управление пандемией, которая уносит жизни людей.

Распространенный рефрен левых состоит в том, что корпоративная цензура не является ограничением свободы слова, потому что Первая поправка касается только ограничений на свободу слова со стороны государства. Это не только максимизирует власть корпораций, но и сводит к минимуму определение свободы слова. Свобода слова не содержится исключительно в Первой поправке. Она включает в себя полный спектр выступлений в обществе как на частных, так и на публичных форумах. Тем не менее, либералы, которые когда—то выступали против признания корпоративных прав на свободу слова в таких случаях, как Citizen’s United, теперь являются отличными защитниками прав корпораций на свободу слова, чтобы оправдать цензуру в отношении оппозиционных взглядов.

Однако компании социальных сетей — это не просто какой-то там бизнес. Они были созданы как нейтральные платформы для общения между людьми, и тогда им был предоставлен особый иммунитет от судебных исков. Тем не менее, эти корпорации в настоящее время контролируют огромное количество публичных дискуссий, они стали растущей угрозой демократическому процессу, расширяя свои полномочия для обсуждения различных вопросов — от изменения климата и гендерной идентичности, от фальсификации выборов и до общественного здравоохранения. Вы должны придерживаться «правды», установленной этими компаниями по определенным вопросам, или рискуете быть запрещенными как «распространители дезинформации». Действительно, Псаки на этой неделе настаивала на том, что, как только люди будут запрещены одной компанией, они должны быть запрещены во всех компаниях социальных сетей.

Если эти тенденции сохранятся, граждане могут оказаться фактически изгнанными по приказу управляющих корпорациями — не смогут путешествовать или ходить в школу, а также не смогут высказывать свое несогласие в социальных сетях. Они фактически «исчезнут» в теневом государстве, в котором не будет какого—либо избирательного или апелляционного процесса. Это будет антиутопический дивный новый мир, который может стать слишком реальным, если мы позволим избранным должностным лицам использовать корпоративные суррогаты для контроля над основными аспектами нашей жизни.

Спустя десятилетия после предупреждения Тедди Рузвельта о корпоративном контроле его двоюродный брат Франклин — демократ — предупредил, что «первая истина заключается в том, что свобода демократии небезопасна, если люди терпят рост частной власти до такой степени, когда она становится сильнее, чем само их демократическое государство». Это предупреждение стоит повторить — действительно, стоит написать в твиттере <…> если Твиттер позволит сделать это.

Автор: Джонатан Тёрли — Jonathan Turley — американский адвокат, ученый-юрист, писатель, комментатор и юридический аналитик в области вещательной и печатной журналистики. Будучи профессором Юридической школы Университета Джорджа Вашингтона, он давал показания в ходе слушаний в конгрессе Соединенных Штатов по конституционным и законодательным вопросам. Он участвовал в слушаниях по импичменту и судебных процессах по отстранению от должности в конгрессе, включая импичмент президента Билла Клинтона и как первый, так и второй импичменты президента Дональда Трампа.

Перевод Сергея Духанова.

Публикуется с разрешения издателя.

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика