Гибель «Вильгельма Густлоффа» — продолжение трагедии «Армении»

Гибель «Вильгельма Густлоффа» — продолжение трагедии «Армении»

76 лет назад 30 января 1945 года, в Балтийском море, близ Данцига, советская подводная лодка С-13 под командованием капитана 3 ранга А. И. Маринеско потопила фашистский корабль «Вильгельм Густлофф», на котором находились почти тысяча матросов и офицеров 2-й учебной дивизии подводных сил дивизиона подводных лодок, 173 члена экипажа, 373 военнослужащих из состава вспомогательного морского корпуса, раненые и большое количество немецких беженцев.

Бывший океанский лайнер «Вильгельм Густлофф» шел с небольшим конвоем и после торпедной атаки пошел на дно. По свидетельству журнала «Марине» 1975 года выпуска (ФРГ), на борту «Густлоффа» также находились 1300 членов и командиров полностью сформированных экипажей немецких подводных лодок, которых хватило бы на укомплектование 70-ти подлодок среднего тоннажа.

«Вильгельм Густлофф» был вспомогательным кораблем ВМС, на который его командование позволило подняться нескольким тысячам немецких беженцев. И с этого момента вся ответственность за их жизнь лежала на должностных лицах немецкого военного флота. Более того, немецкий исследователь этой катастрофы Гейнц Шён пришел к заключению, что лайнер «Вильгельм Густлофф» представлял собой именно военную цель.

Во-первых, хоть это и был океанский лайнер, он, однако, не являлся безоружным гражданским судном, ведь на его борту имелось серьезное вооружение для борьбы и с кораблями, и с авиацией противника. Кроме того, «Вильгельм Густлофф» по сути, был учебной плавучей базой для подводного флота Германии, а значит, все-таки кораблем военно-морского флота этой страны, имеющим камуфляжную окраску и не имеющим опознавательного знака «красный крест». И, наконец, «Вильгельм Густлофф» шел в окружении конвоя и в сопровождении боевого корабля — миноносца «Лёве».

«Вильгельм Густлофф» был крупнейшим по тоннажу военным кораблем Германии, уничтоженным советскими подводниками. Наверное, поэтому, по неподтвержденным данным, Гитлер объявил командира подлодки Александра Маринеско своим личным врагом. А на родине Александра Ивановича представили к званию Героя Советского Союза. Правда, присвоили звезду Героя только в 1990 году — посмертно.

Перед тем, как потопить лайнер, экипаж Маринеско больше двух недель находился в поиске противника. В это время на Балтике был сильнейший шторм и туман. Так что транспорт «Вильгельм Густлофф» был обнаружен Маринеско случайно. Со слов капитана подлодки вице-адмирал в отставке Николая Хромова (он потом лично встречался с Маринеско) рассказывал, что тот увидел огромную стену и вскрикнул: «Батюшки! Да эта громадина тон на 20000 будет!».

«Густлофф в этот момент спешно уходил в сторону немецкого Киля в центр. Чтобы не привлекать к нему внимание, корабли охранения отстали. Но С-13 на то время была самой быстрой в подводном советском флоте.

«Это ей пригодилось для атаки на „Густлофф“, потому что подводная лодка типа „Щука“ просто не смогла бы обогнать лайнер и занять выгодную позицию для стрельбы», — поясняет кандидат исторических наук, сотрудник Института российской истории РАН Мирослав Морозов.

В результате, Маринеско приказал дать залп, и в сторону лайнера ушли три торпеды, которые попали в цель. А через час он затонул. Корабли сопровождения попытались догнать и утопить С-13, сбросив на нее десятки тонн подводных бомб.

«Здесь был сильный удар. Лодку отрывает от грунта и бьет в грунт, — вспоминал впоследствии матрос с С-13 Алексей Астахов. — И у каждого впечатление такое, что сейчас лодка разойдется по швам».

Кстати, уже через некоторое время, в феврале, С-13 отправила на дно еще один пассажирский океанский лайнер «Генерал Штойбен» водоизмещением тоже 20 тысяч тонн. Только он перевозил уже не беженцев, а военных и оружие.

Но вернемся к «Вильгельму Густлоффу». Что же уничтожил в январе 1945-го, победного года, командир советской «Щуки» — лучший и крупнейший военный корабль Германии или судно с беженцами? А для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо хотя бы понять, что вообще творилось на этом театре военных действий.

А творился элементарный «драп» немецкой военщины. Как писали в эти дни советские СМИ, «война вернулась на землю Германии». А если быть точнее, то советские войска в одном из решающих бросков на запад, добивали оставшуюся на Балтике восточно-померанскую группировку противника. А с нею спасались бегством и жители Восточной Пруссии, кому повезет.

Везло тем, кто успевал добраться до Готенхафена — порта на Балтике (ныне Гдыня). Потому что еще 21 января гросс-адмирал Карл Дениц отдал приказ: «Все имеющиеся в наличии немецкие корабли должны спасать от Советов все, что можно будет спасти». Конечно, в первую очередь, под приказом адмирала надо было понимать, что спасать надо моряков. И во вторую, если не в последнюю, — беженцев. Разворачивалась операция «Ганнибал» — по эвакуации свыше двух миллионов беженцев (под страхом возмездия «красных варваров») на запад военными кораблями, кому на них хватало места.

Именно здесь, в Готенхафене, и стояли большие корабли типа «Вильгельма Густлоффа», которые отчалили и пошли курсом на запад после погрузки людей. Но Маринеско не знал о «Ганнибале» и о масштабной эвакуации. Ему нужно было уничтожать военные транспорты, на что он и был нацелен. Он выполнял свой воинский долг и о беженцах не догадывался.

Большое видится на расстоянии или с высоты пройденного времени. В 2002 году на Франфурктской книжной ярмарке был представлен труд лауреата Нобелевской премии по литературе Гюнтера Грасса «Траектория краба», который для немцев стал откровением об «атаке века». Ведь долгое время настоящую правду и у нас, и на западе дозировали. У нас Маринеско всегда был героем. В Германии же эту историю замалчивали, опасаясь обвинений в реваншизме.

Кстати, о погибших на «Вильгельме Густлоффе». По данным того же Гейнца Шёна, после катастрофы выжило 1239 человек, из которых 528 (половина) — личный состав экипажей немецких подлодок. А также 123 человека вспомогательного женского состава военно-морского флота, 86 раненых, 83 члена экипажа и 419 беженцев. Вывод один: даже самая справедливая война — бесконечная трагедия для людей.

С другой стороны, каждая сторона по понятным причинам преувеличивает потери противника и преуменьшает свои, если не стоит обратной задачи. Во всяком случае, на уровне самосознания люди гордятся тем, что того стоит.

Благодаря СМИ, однажды стала известна вот такая история. 9 мая в Берлине группа русских парней праздновала день Победы за столиком уличного кафе. Видимо, делали они это довольно шумно, потому что к одному из них подошел немец и на чистом русском языке спокойно произнес: «Не забывайте, что было ведь еще и 22 июня».

Да, это, действительно, трудно забыть, что и у нас был свой «Вильгельм Густлофф». Речь о советском госпитальном (санитарном) судне «Армения», которое было отоплено немецкой авиацией осенью 1941 года у берегов Крыма.

6 ноября теплоход «Армения» вышел из Севастополя и ночью 7 числа прибыл в Ялту, где к нескольким тысячам раненных красноармейцев на него догрузили еще несколько сотен. Утром он вышел в море, в 11.25 был атакован немецким торпедоносцем «Хейнкель He-11″1 и затонул. На его борту было 10 тысяч раненных бойцов. Какая же в этом была военная необходимость?

Если Маринеско просто не догадывался о беженцах на борту «Вильгельма Густлоффа», то пилот «Хейнкеля» все прекрасно знал и видел. Другое дело, что немцы не соблюдали Женевскую конвенцию 1864 года и бомбили даже госпитальные суда.

Слова о том, что история повторяется дважды, приписывают Карлу Марксу, но принадлежат они немецкому философу Гегелю. Как бы то ни было, история «Вильгельма Густлова» — это уже не повторение, а всего лишь продолжение истории с «Арменией».

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий