Димитрий Смирнов — о том, где нужно искать душевный покой

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11, 28). Замечательные слова, потому что в конечном счёте каждый человек стремится к душевному покою, достичь такой жизни, которая не будет ему давать напряжения, чтобы у него ничего не болело, чтобы жить ему было спокойно, весело, счастливо, безболезненно. Но, к сожалению, человек не там ищет.

Димитрий Смирнов — о том, где нужно искать душевный покой

Ищет не там, где потерял, а там, где, вроде, посветлее. Как некий гражданин искал у фонаря. Ему говорят: «А ты где потерял?» – «Да вон там…» – «А чего же ты там не ищешь?» – «Да там темно».

Вот человек думает: «Будут деньги у меня, и вот тогда душа моя успокоится». В Евангелии на это тоже есть ответ. Ничего подобного. Наоборот, человек, имеющий много денег, вынужден всё время себя обременять и ещё больше трудиться, иначе деньги тают, и приходит его душа в ещё большее волнение. Господь говорит о том пути, по которому следует идти: «…возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 29 – 30).

Что это за иго и что это за бремя, которое нужно на себя взять? Это бремя – жить по-христиански. А иго – это то, что нас ограничивает, чтобы нам не согрешить против заповедей Христовых. И это нужно делать, но не как домашнее животное, конь или вол, на которого тоже иго надевают и понуждают его то пахать, то возить повозку. В этом смысле ему легче. Ну как вот легче человеку больному: он прикован к кровати, и он не может так набезобразничать, как здоровый. Ему в этом смысле легче. Человек должен взять на себя. Хотя мы говорим «должен», но должен при одном условии: если хочет найти покой во Христе. Потому что для того, чтобы иметь этот покой, нужно уверовать, что иго – благо и бремя – легко, что Христос не требует от человека чего-то невыполнимого. Потому что жить по-христиански – это совсем не тяжело, если человек осознаёт правду Божию в том, что говорил и чему учил Христос. Любой человек, который читает Евангелие, видит в нём красоту. Поэтому если он и отрицает Евангелие, то только потому, что зло для него представляется более приемлемым и радостным.

Вот сегодня у меня на Исповеди один человек сказал: «Когда я какую-то боль ближнему причиню, я чувствую, что во мне какое-то злорадство возникает». Очень естественно для падшего человека чувствовать радость в результате зла, причинённого кому-то другому. Потому что человек – существо грешное. Но с другой стороны, он приносит это на Исповедь, понимая, что в злорадовании нет красоты. Наоборот, это нечто ужасное, и он хочет, чтобы этого не было. Но чтобы этого не было, нужно твёрдо встать на путь жизни христианской и не идти путём зла. Потому что путь зла приведёт к чему? Только к ещё большему злу.

К сожалению, не бывает так, чтобы человек в меру был злым, и всё оставалось на своих местах. Нет, это в человеке прогрессирует.

Отчего же так происходит, что человек не слушает Бога, что вера покидает его, что вместо добра он делает зло? Потому что он горд. И эта гордость искажает человеческое видение. Человек думает: «Если я буду властвовать, делать что хочу, от этого я получу удовольствие». На самом деле – нет. В какой-то миг – да, а в дальнейшем – разочарование и желание ещё, ещё и ещё идти по пути зла. И Господь против этого говорит: «…научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11, 29). Этому нужно научиться. Чтобы чему-то научиться – а христианская жизнь уподобляется cвятыми Отцами науке и искусству, – нужно очень много упражняться. Любое мастерство в любой области требует упражнения.

Мы сталкиваемся с какой-то ситуацией и начинаем злиться, приходить в гнев. Нам надо научиться поступать не по гневу, который в нас, а по кротости, к которой зовёт нас Христос. Кротость – это незлобие.

Для начала самое простое: в гневе нужно молчать, пока он не утихнет. Второе упражнение: в гневе нужно не только молчать, но ещё молиться, пока гнев не уйдёт. И третье упражнение – это поступать против гнева. Вот гнев велит мне сделать то-то и то-то с обидчиком, а кротость говорит о другом. Господь говорит: «Благословляйте проклинающих вас и добро творите творящим вам напасти». Но это уже сложно. Для начала надо в гневе обуздать язык свой, потом чувства, а уже потом приступать к таким сложным упражнениям.

Но если мы этим серьёзно займёмся, а лучше б это с детства, после того как отец с матерью этому научат, а ещё лучше – покажут, как это бывает, тогда будет результат. Чем раньше человек начинает, тем, конечно, эффект больше. Потому что очень много людей слишком поздно начинают, душа уже не гибкая, она закостенела в грехе, и приходится в грехе этом и умирать.

А гнев – это весьма не безобидная вещь. Некоторые сочинили – народ у нас творческий – всякие отговорки: а я, говорит, отходчивый. Да, взял пистолет, застрелил, потом, когда домой приехал, пистолет почистил – и отошёл. Вот как-то утром у нас в Москве тут, в Хорошёве, так и случилось: поспорили, эти достали пистолеты, этот – пистолет. Ну, убил и уехал. Домой пришёл, пистолет почистил, спрятал – и отошёл. Очень отходчивый. А что там с тем случилось, и что он такой нервный, что с утра палить начал?.. Разница в том, что эти стреляли из травматического оружия, а тот – из боевого. Только и вся разница. Из-за пустяшной ссоры обрывается молодая жизнь. Спрашивается: зачем?

А гнев не творит правды Божией. Поэтому это вполне закономерное явление. И все мы с особым нетерпением ждём, когда наш парламент примет закон о свободной продаже оружия. Вот у нас весёлая начнётся жизнь. Да, особенно в Москве, в таком нервном городе. Наверное, тогда и пробок уже не будет. Ну придётся какое-то время очень много хоронить народу и очень много машин куда-то списывать или на периферию продавать. Зато потом будет у нас просторно, на некоторое время.

Вместо того чтобы бороться с грехом, человек борется с тем, что гнев вызывает. Некоторые люди ещё в древности думали: а я уйду от людей, поселюсь в пустыне, найду себе пещеру или построю келейку, и буду там жить. И никто не будет меня раздражать, и я потихонечку избавлюсь от гнева, от других грехов. И чем же это кончалось? Человек покидал эту келью, он злился на насекомых, на шум ветвей, на колотящий по крыше дождь. Он злился на то, что ему мерещилось в углу, и кидал туда всякие предметы и глиняную посуду. Он злился на самого себя. Некоторые кончали с собой. Почему? Потому что, если ты хочешь победить гнев, нужно бороться против гнева, а не против источника гнева. Потому что провокации всё время: то снег в лицо, то солнце заставляет щуриться, всё время какие-то проблемы. Но раздражение – а это первая стадия гнева – сидит внутри человека, и нужно подвизаться против него, упражняясь в кротости и смирении. Поэтому и старая латинская пословица гласит: «Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав». Не бывает, чтобы человек был в гневе и был прав. Даже если причина вполне солидная и уважительная. Сам гнев ничем не оправдан, потому что это состояние души, которое именуется смертным грехом, и в этом состоянии человек не творит правды Божией. Его реакция на даже совершенно беспардонное событие будет диктоваться уже не здравым смыслом, а гневом, что весьма печально.

Как же этого достичь, чтобы надеть на себя это иго и взять на себя это бремя жизни христианской? В Евангелии говориться о том, как в Гадаринской стране, лежащей напротив Галилеи, жил некий человек, одержимый бесами, которых в нём был целый легион, то есть много-много. В каждом человеке есть бесы. Например, гневливый человек в переводе на язык евангельский – это тот человек, который одержим бесом гнева. Бывает, человек одержим бесом пьянства, или бесом злоречия. Или бесом воровства. Врачи даже говорят, что это можно пытаться как-то лечить, что это заболевание называется клептомания. Человек всё время хочет что-то украсть, и это превращается в психическое заболевание. Он не может свою волю мобилизовать и попадает в совершенно глупые истории, потому что ворует даже предметы, которые ему явно не нужны. Ради самого процесса. Это перерастает уже в какое-то психическое заболевание.

А в этом человеке был легион этих бесов. Поэтому он даже одежду не надевал на себя, потому что рвал её на себе в злобе и в гневе. И даже в доме не мог жить, а жил в старых пещерах, в которых местные жители хоронили усопших. Те, кто был на востоке, знают, в Турции такие сооружения остались, и в Израиле они есть. Земля каменистая, и хоронили в выдолбленных пещерах. И он жил там среди костей, этот бедный человек.

И вот он, «увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня» (Лк. 8, 28). Какое же от Христа ему исходило мучение? Это очень просто объяснить, потому что Свет Христов, который просвещает всех, является и огнём поедающим. А для бесов, имеющих другую, отрицательную духовность, этот Свет как огонь, который сжигает, поэтому для них болезненно. Иные удивляются: почему некоторые люди на Церковь ополчаются? Чего ради повзрывали храмы, посшибали кресты, расстреляли священников – самое безобидное сословие? Спрашивается: зачем? А потому что одно присутствие Церкви в мире раздражает. Если нельзя храм уничтожить, то хотя бы кресты снять или колокольню взорвать, чтобы он хоть внешне не напоминал храм. Потому что жжёт. Невыносимо видеть.

Ленин вообще говорил, что лучше пьянство, самый откровенный разврат, чем только одна идея Бога. То есть для него это было предпочтительней. Потому что только при одном слове «Бог» его просто трясло, он бесновался. Понимаете, жить в стране, быть руководителем, когда на каждой улице по два храма, кресты, колокольный звон, – это просто адская мука, такая же, которую испытывал этот бесноватый.

А что случилось? Этот бесноватый преодолел это жжение. Ну вот как человек, у которого острая зубная боль, всё-таки превозмогает ужас перед стоматологом и идёт к нему, и либо вырывает (если уж ничего нельзя сделать), либо чинит этот зуб, но зато потом облегчение. И вот этот бесноватый тоже – он пал ниц к ногам Христа и говорит: «Что Ты меня мучаешь?» Он уже чувствовал, что сейчас произойдёт эта страшная развязка. И Господь видит, что он, несмотря на страшные страдания, всё равно хочет от этого освободиться. Христос, собственно, для этого и пришёл на землю, чтобы освободить каждого желающего человека от этого бесовского наваждения. Любой человек во Христе может освободиться от всех грехов либо от какого-то отдельного, который особо мучит. Но он должен это захотеть и обязательно припасть к ногам Христа. Потому что больше нет никакого другого способа, как только чтобы Христос его освободил. Кто-то скажет: «А я знаю человека – он неверующий, а пить бросил». Я тоже таких много знал. И до тех пор, пока не убедился, как это бывает, для меня это тоже была загадка. Однажды познакомился с человеком, который близко от меня жил. И он действительно бросил пить под влиянием того, что однажды шёл и был так сильно пьян, что упал в снег. И случайно сосед, идя с работы, его, уже замерзающего, нашёл, притащил. Его так это поразило, что он перестал пить.

Но что взамен? Взамен он стал страшным матерщинником. То есть один бес ушёл, на его место пришёл другой. Для дьявола совершенно не важно, кто в тебе поселился. Как для смерти совершенно не важно, тебе перережут горло или ты замёрзнешь в холодной Москве-реке. Главное, что тебя уже нет на земле. Враг рода человеческого тебя сборол. Ты умер насильственной смертью, и ещё, не дай Бог, самоубийство, к которому он толкает каждого человека, перед этим вводя его в отчаяние. Вот чего он хочет достичь, и результат жизни таков.

Поэтому усилием воли избавиться от какого-то беса – это невозможно. Можно только им поменяться. Так и врачи говорят: нужно ему какое-нибудь занятие; очень важно, чтобы тот, кто беснуется пьянством, нашёл себе какую-нибудь работу, хорошо бы ему жениться, чтобы, так сказать, нашлась женщина. Он бы заботился, домом занимался и так далее. Переключился. Потому что бес может быть и чистоты, и трудолюбия. Потому что трудолюбие и результат труда вполне может быть основанием для поселения в твоём сердце беса тщеславия. Идёт человек, смотрит на доску почёта, там его фотография висит. И он: «Вот! Я был пьянь, а теперь я на доске почёта». С социальной точки зрения нам, окружающим, это лучше. Ну пусть себе тщеславится, лишь бы так не пил. Нам это легче. А для Бога? А для Бога это равносильно. Потому что тщеславие – такой же смертный грех, как и пьянство.

Отпеваем покойника. Какая разница, от чего он умер: от туберкулёза или от рака? Тебе-то уже что? Главное, что он уже мёртв. Поэтому, каким смертным грехом ты болеешь, а может и всеми восемью, не так важно. Потому что бес к каждому ключик подбирает свой: у кого к чему какая склонность, то в человеке и развивается.

А Христос пришёл освободить любого человека от любого греха. Поэтому Он называется Спаситель. Иисус значит Спаситель. От чего спасает? От греха. Вот зачем Он пришёл на землю – чтобы нас спасти от греха.

Но очень многие ходят в Церковь и даже не собираются с грехами расставаться. Вот какие они есть, такие и есть. Я, говорит, такой человек. А некоторые ещё отговорку придумали, не только «я гневливый, но отходчивый». А некоторые говорят: «А у меня такой характер». Замечательно! У тебя такой характер, да? Ты такой резкий, такой грубый? Можно за 30 минут избавить от такого характера. Для этого нужно-то всего – резиновый шланг длиной 80 сантиметров. Резко ответил – крест-накрест по физиономии. Всё. Тише… А в следующий раз ещё получишь. И знаете, какой будет вежливый? Как в тюрьме. Там все изумительно вежливые. Попробуй кому скажи там, что ты о нём думаешь и какое у тебя сложилось мнение. Ругаться, материться – это пожалуйста. Но только так – в воздух, никого не задевая. Если заденешь, можешь ночью не проснуться. Откуда вдруг такая вежливость? От страха. Какая цена этой вежливости? Да никакая. Как только человек выходит из тюрьмы, тут же эта пружина расслабляется, он тут же это всё реализует и через два месяца опять в тюрьме. Потому что это сдерживание, чтобы никого не задевать, не исцеляет его, это только одна сила воли. Почему? А жить хочется. Потому что так кому что сказал, в сердцах, как дома привык на, так сказать, безобидных родственников, – сразу получишь. Да так, что это будет в десятки раз превышать твою грубость. Поэтому в тюрьме все вежливые.

А Христос пришёл исцелить совсем. Потребности нет никого ни подковырнуть, ни задеть, ни обидеть, это вообще исчезает. Человек из злого делается добрым. Из грубого – ласковым. Из нервного – спокойным. Из жадного – щедрым. И это лучше. Это гораздо лучше, и жить так легче. И самому, и всем вокруг тебя. Потому что этот пример христианский так же заразителен, и ещё более, чем дурной пример, который тоже заразителен.

Если бесноватый, в котором был легион бесов – поэтому он был побесноватей всех нас вместе взятых, – сумел подползти, пасть ниц к ногам Христа и попросить Его об исцелении, Господь ему тут же дал. То кольми паче мы, уже и крещёные люди, и веровавшие в Него. Вера, конечно, необходима. И вот этот бесноватый исповедовал Христа Сыном Божиим. Он признал, что Он – Сын Божий. Учёные фарисеи не разглядели во Христе своего Мессию Спасителя. А этот бесноватый разглядел.

И вот эта основа веры и преодоление его, его желание спастись было сильней, чем его грех. Поэтому каждый из нас, основываясь на вере, если преодолеет грех в себе и припадёт ко Христу, будет исцелён.

Протоиерей Димитрий Смирнов
Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика