Атака на Россию

Атака на Россию

В последние дни в СМИ прошла серия публикаций, описывающих вероятный сценарий начала Третьей мировой войны. Согласно опубликованным материалам, в ходе запланированных на первую половину 2021 года учений страны НАТО должны отработать превентивный удар по Калининграду. То есть, это будет репетиция нападения на Россию. Насколько вероятна реализация подобного сценария, и только лишь военного вторжения стоит нам опасаться?

Речь не о сдерживании, речь об уничтожении

Помните речь Владимира Путина на конференции по безопасности в Мюнхене в феврале 2007 года? Президент говорил о неприемлемости попыток создания однополярного мира — с «одним центром власти, одним центром силы, одним центром принятия решений». Что идея «одного хозяина, одного суверена» губительна и опасна для современного мира. Тогда Россия впервые заявила о своем несогласии с попытками США по установлению нового миропорядка.

Спустя год мы доказали, что это были не просто слова. В августе 2008 года Россия встала на защиту Южной Осетии, что для западных «партнеров» стало полной неожиданностью, ведь еще недавно при нашем непротивлении была уничтожена Югославия. Позже случилась война в Сирии, и участие России в судьбе этой страны стало прямым вызовом для тех, кто объявил себя единым центром силы.

Со времен Мюнхенской речи прошло 14 лет. США не отказались от своих намерений, и единственный путь к достижению намеченной ими цели — лишение остальных стран суверенитета и уничтожение особо строптивых. За эти годы стараниями западных «партнеров» была свергнута законная власть в Ливии, Тунисе, Египте; Ближний Восток охватили гражданские войны, были мобилизованы потоки беженцев, направляемые в Европу. В Сирии, Ираке было осуществлено прямое военное вмешательство. На Украине законная власть была свергнута по сценарию «цветной революции», в результате чего страна полностью утратила независимость в принятии решений, а взамен получила гражданскую войну и полное обнищание населения. Тот же сценарий пытались провернуть в Белоруссии в 2020 году. Пока безуспешно.

Наивно полагать, что нас это не коснется, ведь именно Россия является сегодня основной преградой на пути осуществления амбициозных планов по установлению мирового господства. Чем сильнее мы становимся, чем большую самостоятельность в принятии решений обретаем, тем сильнее будет внешнее давление. Речь идет не просто о сдерживании, а об уничтожении России, как суверенного и независимого государства.

Так как в такой ситуации должны вести себя российские власти?

Первое и самое очевидное — укрепить оборонный потенциал страны. И российское руководство с этой задачей справилось: тотальное переоснащение российской армии современными образцами вооружений (их доля в ВС РФ превысила 70%), гиперзвуковая ракета «Циркон», лазер «Пересвет», ракетный комплекс «Авангард», грандиозные крупномасштабные учения и блестяще проведенная операция в Сирии. А ведь всего каких-нибудь 20 лет назад мы своими руками разрезали боевые корабли и подводные лодки на металлолом. Вообще то, что произошло у нас в оборонке в последние годы, безусловно, заслуживает отдельного внимания, но уже в рамках другой темы, так как сам по себе процесс российского перевооружения стал грандиозной спецоперацией. В итоге сегодня состояние наших вооруженных сил практически гарантирует, что ни одно государство, во главе которого стоит здравомыслящее руководство, не решится нанести первыми ракетно-ядерный удар.

Точки уязвимости

Говорит ли это о том, что можно расслабиться, бояться теперь нечего? Конечно, нет. У известного русского мыслителя и философа Александра Александровича Зиновьева есть очерк о силе и слабости советского государства под названием «Как иголкой убить слона». Основной смысл его заключался в том, что, зная слабое и самое уязвимое место в системе, можно одним точным ударом разрушить ее целиком. Именно поэтому мы должны знать собственные точки уязвимости и как можно скорее устранить их.

Одна из таких точек уязвимости — продовольственное обеспечение. Ещё в школе мы учили, что спусковым крючком революции 1917 года стала спланированная и организованная нехватка хлеба в Петрограде, которая и привела к бунтам. Сегодня отчасти благодаря введенным контрсанкциям, а в основном за счет мер поддержки со стороны правительства, отечественные сельхозпроизводители в полной мере обеспечивают то, что называется продовольственной безопасностью. Если даже полностью нам попытаются перекрыть поставки продуктов питания, голода у нас уже не будет.

Всё ещё остаётся уязвимой IT-сфера. В любой момент «рубильник» в виде компьютерного «железа» и софта, в виде глобальной сети Интернет, находящийся в руках западных компаний, может быть выключен. Это грозит большими проблемами, риски до сих пор недооценены: все российские организации и компании пользуются программным обеспечением Microsoft — Windows, Offis и т. д. Для работы с базами данных, включая персональные, также используется программное обеспечение американских IT-компаний. Представьте, что произойдет, если в результате очередных санкций будет отрезан доступ к этому программному обеспечению (ПО)? Делается это элементарно — с помощью одного обновления, блокирующего работу конкретного ПО на территории России. Так же легко, кстати, могут быть отключены Android и MacOS. Это приведет к коллапсу большинства секторов экономики, когда невозможно будет провести ни одно действие, ни одну операцию. С ограничениями доступа к западному софту в результате санкций уже сталкивались такие крупные российские компании, как «Русал», АО РТИ, МТС и др. И это был, мягко говоря, неприятный опыт для них.

Работа по устранению этой «бреши» ведется. Вся линейка программной продукции 1С — полностью отечественного производства, на нем сегодня работают почти все организации. В 2016 году была принята Доктрина информационной безопасности, в которой речь идет о защите критической информационной инфраструктуры. Кроме того, в 2019 году был принят закон о суверенном Интернете — национальной системе маршрутизации интернет-трафика, обеспечивающей защиту российского сегмента сети Интернет в случаях сбоев или целенаправленного масштабного внешнего воздействия. Но хотелось бы уже увидеть не только документы, но и реальные действия по их реализации.

Еще одна проблема — это отсутствие системы защиты от бесконтрольного потока информации, навязываемого извне. Эксперты в IT-сфере давно говорят о необходимости создания национальной системы защиты, которая бы контролировала входящий трафик. В Китае такая система — впрочем, как и суверенный Интернет — существует давно. Возможно, такие жесткие рамки и ограничения, как в Поднебесной, и не нужны, но «рубильник», способный отключить этот поток, в частности, в социальных сетях, должен иметься в руках государства.

И вот тут мы закономерно переходим к следующей «точке уязвимости» — образованию. Один российский деятель, большой поклонник искусственного интеллекта и цифровизации, не так давно объяснил, по сути, весь смысл происходящего в российском образовании. Он прямо заявил, что «люди не хотят быть манипулируемыми, когда имеют знания». Если же посмотреть на то, что мы имеем сегодня — внедрение ЕГЭ, изъятие у школ воспитательной функции, отсутствие идеологии, умаление значения таких понятий, как патриотизм, долг, честь, подвиг, — то можно утверждать со всей ответственностью — удар уже был нанесен. Многочисленные видео в сети, на которых подростки не могут ответить на элементарные вопросы — это не преувеличение, это страшная реальность. Нет, конечно, в России много умных и талантливых детей, но это исключительная заслуга их родителей. Как говорится, природа не терпит пустоты: в предварительно опустошенные умы прекрасно заливается любая информация, любая идеология. А через 20−30 лет сегодняшние подростки станут взрослыми, кто-то из них займет государственный посты, они начнут принимать решения, от которых будет зависеть будущее страны и десятков миллионов ее граждан. Идеология как знание о том, «кто мы такие, откуда и куда идём», уже формируется, и как можно скорее она должна стать частью образовательного и воспитательного процессов.

Следующая и пока еще уязвимая точка — медицина. И здесь уже речь идет не просто о сбое в работе компьютеров, а о миллионах жизней наших граждан. Приведу пример: в 2017 году тогда ещё президент США Дональд Трамп ввел санкции против Каракаса, которые привели к разрыву множества контрактов на поставку в страну не только продуктов питания, но и жизненно важных медикаментов, среди которых оказались инсулины, лекарства против рака и т. д. Вашингтон своими действиями поставил граждан другой страны на грань жизни и смерти, провоцируя тем самым их выступления против собственной власти. Нехватка жизненно необходимых медикаментов может привести к расшатыванию любой, казалось бы, устойчивой государственной системы.

Если говорить о России, то под ударом в таком случае окажутся миллионы людей с сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями и др. — тех, кто живет благодаря регулярному приему лекарств, в основном — импортных. Сюда же следует отнести детей с орфанными заболеваниями. По многим направлениям лекарственного обеспечения работа уже ведется. Например, налажено производство современных российских инсулинов, которые ничем не уступают импортным. Их доля в обеспечении больных стремительно растет, несмотря на масштабную информационную кампанию, развязанную против их применения с целью пресечь любые попытки наладить отечественное производство.

Пандемия новой коронавирусной инфекции выявила и подсветила все управленческие ошибки и утопичность идей реформаторов от Минздрава последних лет: оперативно пришлось возвращать на свои места «оптимизированных» специалистов, строить новые больницы и госпитали, оснащать их новой, современной медицинской техникой. Между тем, стало очевидно, что научно-технический потенциал России высокий. В условиях мировой пандемии Россия смогла мобилизовать все резервы, задействовать крупнейшие лаборатории и ученых, и в кратчайшие сроки выпустить и протестировать сразу три вакцины. В нынешней ситуации их значение трудно переоценить. Сегодня создание вакцины «Спутник V» по своей значимости, может быть, даже выше, чем запуск первого спутника в 1957 году. Ведь в данном случае речь идет о жизнях миллионов людей.

Российская система здравоохранения достойно выдержала проверку пандемией, в отличие от многих других развитых стран. Но за счет чего мы справились? За счет высококвалифицированных врачей, готовых на самопожертвование, управленческих талантов новых чиновников от здравоохранения (создание единого штаба по борьбе с коронавирусом — прекрасный пример слаженных действий в экстренной ситуации) и за счет адресных и эффективных финансовых вливаний — благо, была кубышка в виде Резервного фонда и ФНБ. В рекордные сроки были построены десятки инфекционных стационаров… Но оснащались они в основном импортной медицинской техникой, для которой нужны импортные же расходные материалы. Медицинское оборудование — это еще одна точка уязвимости.

Не меньше, чем от лекарств, качество оказания медицинской помощи зависит от наличия современного медицинского оборудования: без него уже невозможны ни диагностика, ни лечение. Представьте, что в условиях пандемии коронавируса все больницы в стране оказались бы без аппаратов КТ и ИВЛ, что онкодиспансеры — без аппаратов МРТ, анализаторов крови и тысяч других единиц самой разной медицинской техники. Цикл жизни медоборудования — от 5 до 10 лет, а без квалифицированного сервисного обслуживания и расходных материалов и того меньше. То есть в какой-то момент мы рискуем лишиться ставшей уже привычной современной, высокотехнологичной медицинской помощи. Таким образом, запуск производства собственного медоборудования — это вопрос национальной безопасности и нашего выживания. Наладить такое производство — задача сложная, но она должна быть решена.

И работа в этом направлении уже ведется: по аналогии с мерами по восстановлению нашей оборонной промышленности, первым шагом стало избавление от коррупции и сомнительных схем. Уже сделаны первые шаги по исключению посредников при закупке медицинской техники, пока только в Москве, но это почти четверть объема всех закупок медоборудования по стране. После перехода к госзакупкам напрямую у производителей подведомственная Департаменту здравоохранения Москвы «Гормедтехника» начала экономить от 30 до 76% от стартовой цены на торгах против 1−2% в предыдущие годы. Экономия составила без малого $ 1 млрд только за 2020 год. Был сделан и следующий шаг — поддержка отечественных производителей за счет корректировки закупочной политики. В декабре вышло постановление Правительства, согласно которому уже в 2021 году минимальная доля российской медицинской техники должна составить от 40 до 55% по разным позициям. Постановление, конечно, преследует благие цели. Но по факту получается, что некоторые виды медтехники у нас вообще не производятся. Так что следующим и главным шагом должно стать налаживание собственного производства медицинской техники — от разработки до изготовления всех комплектующих, вплоть до последнего винтика, и сборки. Как раз сэкономленные на госзакупках средства можно направить на эти цели.

Герои нашего времени. Кто они?

В России всегда были свои светлые головы — ученые, инженеры, конструкторы, врачи. У нас были Королев, Туполев, Ильюшин, Курчатов, Пирогов, Вишневский… Их знала по именам и гордилась ими вся страна. Каждый в своё время и в своей сфере деятельности, но они переломили ход истории. И сейчас немало таких людей, от деятельности которых зависит быть России или не быть. Именно они сегодня трудятся на критически значимых участках, обеспечивая суверенитет страны. Почему мы так мало знаем о них?!

Мы знаем Министра обороны Сергея Шойгу, при котором российская армия полностью восстановила свою боеспособность. Но этому предшествовала огромная работа, кто-то создал предпосылки для дальнейшей модернизации, вычистил серые схемы, откаты и коррупцию в нашей оборонке. Хотелось бы знать, кто это сделал и как ему это удалось. Почему-то считается неудобным упоминать имя предпринимателя Аркадия Ротенберга, который собрал лучших мостостроителей со всей России на стройке века — Крымском мосту, соединившим Крым с Россией. Но мы не знаем и Сергея Лютого — главного инженера, который руководил проектированием уникального моста через Керченский пролив при сейсмичности участка 8−9 баллов. Кто знает историю о том, как руководитель Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов и глава «Роснефти» Игорь Сечин убедили Президента Владимира Путина и нашли аргументы в пользу создания Дальневосточной судостроительной верфи «Звезда»? Сегодня это масштабный проект стратегического значения: здесь создаются военные корабли, атомные ледоколы, авианосцы. Почему мы не знаем тех, чьи эффективные управленческие решения обеспечили стране продовольственную безопасность, производство современных инсулинов?! Ведь речь идет не об абстрактной и невидимой «руке рынка», а о людях с конкретными именами и фамилиями. Это же касается и создателей первой в мире вакцины от коронавируса — ученых, профессоров, лаборантов из Центра Н.Ф. Гамалеи, тех, кто буквально жил в лаборатории многие месяцы, кто рисковал здоровьем и жизнью, отказался от выходных, личных интересов для того, чтобы спасти миллионы жизней. Почему до сих пор не снят документальный фильм об этих людях? О коллективе ученых, создавших под руководством Александра Гинцбурга вакцину «Спутник-V»: Денисе Логунове, Борисе Народицком, Сергее Борисевиче, Андрее Ботикове, Дарье Гроусовой, Алине Джаруллаевой, Инне Должиковой… Почему их портреты мы не видим на баннерах вдоль главных улиц во всех российских городах — рядом с портретами врачей, работавших в «красных зонах» и спасших тысячи человеческих жизней? Почему про миллиарды сэкономленных на закупках медтехники денег налогоплательщиков не снимет увлекательное кино известный блогер? Ни один журналист, получающий зарплату от «Газпрома», не скажет об этом в эфире своей свободной ото всего на свете, включая совесть, радиостанции, не напишет об этом в Телеграм-канале? Никто из этих прекрасных людей не будет обрывать телефоны приемной отвечающей за социальную политику в мэрии Москвы Анастасии Раковой или директора «Гормедтехники» Ирины Рыбальченко с просьбой дать комментарии. Почему никто не спросит их, насколько тяжело было противостоять лоббистам и коррупционерам, потерявшим огромные деньги, когда их подставные фирмы-посредники были выметены поганой метлой с рынка?

Ничего этого не происходит, потому что одна часть наших СМИ работают на дискредитацию власти и создание соответствующего информационного фона, а другая — существенная часть — гонится за хайпом, просмотрами и лайками, не задумываясь о своем подлинном предназначении.

Россия — страна с большой и славной историей. Сегодня мы успешно идём по пути обретения, а вернее — возвращения себе суверенитета: мы постепенно избавляемся от наследия и наследников 90-х, пришло время управленцев нового типа, настроенных на работу в интересах страны, а не узкого круга лиц. Но сделать на этом пути предстоит ещё многое. Говорить о том, что мы закрыли все бреши, обезопасили себя по всем фронтам, увы — пока преждевременно. Мы уже упоминали выше Александра Зиновьева, который, помимо прочего, считал: противостояние имеет смысл ровно до того момента, пока один из его участников не станет настолько сильным, что нападение на него вообще потеряет смысл. Именно такой должна стать Россия — сильной, полностью и во всём независимой. Непобедимой. В этом — залог и гарантия мира. Не только для нас.

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий