Преемника не будет: Путина уговорят остаться

Преемника не будет: Путина уговорят остаться

Президент Владимир Путин в интервью американскому каналу CNBC рассказал о перспективах решения вопроса преемственности власти в 2024-м году. Рассуждая о возможном участии в выборах, глава государства отметил, что предпочитает не отвечать на этот вопрос.

«Это традиционный мой ответ. До следующих выборов еще достаточно много времени. Разговоры на эту тему дестабилизируют ситуацию. Ситуация должна быть спокойной, стабильной, чтобы все органы власти, все государственные структуры работали уверенно, спокойно смотрели в будущее», — сказал Путин, напомнив, о праве баллотироваться на второй срок.

«Но никаких решений на этот счет пока не принято», — подчеркнул он.

30 июня Путин во время прямой линии ответил на вопрос о своих планах после отставки. «А зачем после отставки работать? Буду на печке сидеть», — сказал президент.

То есть все действительно еще не решено? Не пора бы?

В июле спикер Госдумы Вячеслав Володин призвал Путина оставаться главой государства «как можно дольше», поскольку при нем Россия станет еще сильнее.

«Нам всем необходимо сделать все, чтобы он оставался нашим президентом как можно дольше. При нем Россия станет еще сильнее, люди будут жить лучше, без потрясений и войн. А если даже возникнут проблемы, как сейчас с санкциями, то пройдем их намного менее болезненно, чем в предыдущие периоды истории нашей страны», — объяснил он в интервью «Комсомольской правде».

Ну, хорошо, пусть, как можно дольше — но дальше-то, что? Путин в любом случае не вечен…

— Президентне стал обсуждать вопрос о преемнике потому, «что до выборов ещё достаточно времени». Однако встаёт вопрос, — говорит доцент Пензенского государственного университета Анна Очкина.

— Это насколько вообще эти разговоры уместны при демократии? Если бы у нас было живое политическое поле и конкурентная политика, не было бы контроля над выборами, такие разговоры даже не велись бы. Живая оппозиция имела бы свой альтернативный кабинет и кандидатов на любой пост, которые были бы активными не только перед выборами.

Но это идеальная ситуация, её нет не только в России, в чистом виде ее нет нигде. У нас же нет политики вообще, а есть договорённости, целая система договорённостей. И пока согласия наверху нет, совершенно логично, что выдерживается пауза, остаётся интрига. Или, напротив, все уже ясно, но пока на суд общественности решение не вносится, чтобы не было лишнего раздражения в обществе.

«СП»: — По-вашему, вопрос, кто будет президентом после 2024 года, еще не решен?

— Я думаю, что вопрос решён в пользу Владимира Путина. А по поводу других вариантов согласия в элитах нет, и, думаю не будет.

— Вопрос о будущем президенте России и, шире, о властном транзите волнует не только журналистов, но и более-менее всех граждан страны, да и значительную часть иностранцев тоже, — поясняет повышенный интерес к теме преемников кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Вопрос «что же будет с Родиной и с нами?» имеет общечеловеческий характер, он не привязан к конкретной стране и конкретному политическому руководителю.

Кроме того, очевидно, что ответ на один и тот же вопрос вовсе не обязательно будет одним и тем же в разное время. Достаточно вспомнить совсем недавние заявления главы государства об отсутствии необходимости менять действующую конституцию РФ или повышать пенсионный возраст. На вопрос о преемнике Владимир Путин тоже может в какой-то перспективе ответить более утвердительно.

«СП»: — По словам Путина, разговоры на эту тему дестабилизируют ситуацию. Прав ли он?

— Как мы видим, страну не очень дестабилизируют даже высокие показатели смертности и низкие темпы вакцинации от коронавируса, а также аномалии на парламентских выборах. Полагаю, российский президент скорее имеет в виду не граждан вообще, а политический класс, который, если посчитает, что преемник обозначен, столкнётся с необходимостью как-то совладать с проблемой двойной лояльности. А это, в свою очередь, может негативно сказаться на управляемости государства в целом. Я лично не думаю, что это так, но пытаюсь воспроизвести ход рассуждений.

«СП»: — Что мешает определиться? Путин сам не хочет идти на следующий срок, но нет подходящей кандидатуры преемника? Или что еще?

— Ситуация для назначения преемника сегодня кажется несравнимо более благоприятной и безопасной, чем рубеж 1999 и 2000 годов. Тогда, более двадцати лет назад, существовала достаточно широко представленная в регионах и в национальном парламенте оппозиция, отсутствовала информационная вертикаль, огромную роль в политической жизни страны играли бизнес-элиты, силовики были далеки от политического управления, существовала проблема Чечни, а заодно и криминала — от мелкого до высокоорганизованного.

На сегодняшний день всего этого нет, но, наверное, присутствует ощущение, что слишком хорошо не бывает и наверняка есть какие-то скрытые угрозы, подводные камни, какие-то непросчитанные риски. Например, пресловутый фактор западного вмешательства. Или, если угодно, воображаемого западного вмешательства.

Кроме того, очевидно, есть ещё и вполне реальный личностный фактор: если вы более двадцати лет работаете президентом, у вас это получается, а все силы, которые требуют перемен, в том числе смены первого лица государства, лишены какой-то реальной субъектности, то почему бы не продолжить дальше?

«СП»: — А появится ли кандидатура? Путин со своими обязанностями справляется, но найдется ли второй такой «раб на галерах»?

— Парадокс России, как и, пожалуй, любой другой страны, заключается в том, что, при всём персоналистском характере действующего политического режима, по факту страной управляют чиновники. Причём подавляющее большинство чиновников — это люди низового уровня, те же сотрудники МФЦ. Предположить, что при смене первого лица государства все эти люди во всех городах и весях резко начнут работать плохо или МФЦ вообще закроются, реки потекут вспять, отключат Интернет — вряд ли возможно. Сегодня любят исторические параллели, поэтому неплохо вспомнить, что даже в СССР смена первого лица пусть и не всегда проходила гладко, но ни гражданскую войну, ни остановку шахт не провоцировала.

— В этот раз Путин сказал чистую правду, от слова до слова, — считает член политсовета незарегистрированной партии «Другая Россия Э.В. Лимонова» Андрей Милюк.

— Известно, что он любит откладывать принятие сложных решений на последний момент, в идеале — избежать какого-либо выбора. Тем более, что хороших вариантов у него нет. Еще 6 лет Путина — это многовато даже для умеренных лоялистов. У кого-то из родившихся при Путине уже дети в школу пойдут ко времени окончания следующего президентского срока. Да, и кто поверит, что, единожды приняв решение, президент ограничится лишь одним сроком.

«Засиделся,» — будут говорить меж собой. А могут сказать: «Зажился». Становиться раньше времени «хромой уткой» Путину тоже не хочется. Знаете, как это бывает: терпеть все менее сдержанные насмешки за спиной и все более агрессивные предложения «башен» выбрать себе преемника.

Поэтому ни да, ни нет до последнего момента, а скорее всего — ни то, ни другое. Не зря же меняли Конституцию в пользу Госсовета. Но это тоже сложное решение: перед глазами пример Назарбаева, который рассчитывал после ухода с поста президента стать отцом нации, а оказался почетным пенсионером.

Складывается ощущение, что окружение будет уговаривать Путина остаться. Среди первых лиц государства хватает людей с президентскими амбициями, но и риск велик — никто из них не Путин. Годами успокаивая народ, что стабильность — это благо, они и сами поверили в это, и теперь не способны добровольно пойти на сколь-нибудь серьезный риск.

Поэтому чем ближе к 2024 году — тем больше мы будем слышать о «едином и безальтернативном», и это будет искренним сердечным порывом широких чиновничьих и депутатских масс…

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика