10 тысяч боевиков ИГИЛ* вгрызлись в землю

10 тысяч боевиков ИГИЛ* вгрызлись в землю

Через неделю начнется голосование на выборах президента Сирии. Правда, проголосовать смогут только сирийские граждане за рубежом — в посольствах своей страны. Основное же голосование состоится 26 мая.

Участвовать в нем смогут далеко не все сирийцы. Дело в том, что значительная часть территории по-прежнему остается под контролем вооруженных боевиков. Только игиловцев* в стране, по оценкам ООН, почти 10 тысяч. Кроме того, даже «умеренная» оппозиция намерена бойкотировать выборы, считая их исход предрешенным — победит Башар Асад.

Снайперы, ракеты, смертники

Президентские выборы в Сирии пройдут впервые за семь лет — именно на такой срок избирается глава государства. Предыдущая кампания состоялась в 2014 году, тогда Башар Асад получил почти 89% голосов. И уже тогда мятежники отказались и участвовать в выборах, и признавать их.

Теперь, чем ближе день голосования, тем ожесточенными становятся вылазки вооруженных боевиков по всей стране. Происходят жестокие столкновения в провинции Латакия с бойцами группировок, которые поддерживает Турция.

Шли бои и в нескольких населенных пунктах в провинциях Хама и Идлиб. В том числе в селении аль-Атареба неподалеку от Алеппо. Локальные стычки вокруг города, который был освобожден сирийскими правительственными войсками еще в декабре 2016 года, не прекращаются уже много лет.

Тактика боевиков одинакова: они обстреливают укрепленные районы и позиции правительственных сил из пулеметов и минометов. Действуют мобильные банды, которые после обстрелов скрываются в горах или в полуразрушенных после бомбардировок селениях.

Позиции обстреливают и снайперы: на днях один из них убил сирийского солдата в южном Идлибе.

В числе пострадавших не только сирийские военные: так, 11 мая в результате обстрела военной колонны снабжения в Идлибе был убит турецкий военнослужащий.

Как видно по сводкам с театра военных действий, до полного умиротворения в Сирии еще очень далеко. Особенно учитывая, сколько внешних сил заинтересовано в том, чтобы здесь как можно дольше оставалось неспокойно.

Маячит ядерная угроза

Перед выборами всерьез обострились отношения Сирии и Израиля, который считает режим Башара Асада нелегитимным, и обеспокоен усилением влияния Ирана. Тель-Авив с 1967 года (после Шестидневной войны) ведет спор с Дамаском из-за принадлежности Голанских высот.

Новый виток военного противостояния начался после того, как в конце апреля с территории Сирии по южному Израилю был произведен ракетный обстрел. Это вызвало срабатывание сирен воздушной тревоги в Абу Кринате, деревне всего в нескольких километрах от Димоны, городка в пустыне Негев, где расположен израильский ядерный реактор.

В ответ Израиль атаковал ракетную установку и системы ПВО в Сирии. Сирийское государственное информационное агентство SANA сообщило, что в результате израильского удара были ранены четыре солдата.

А следом иранская газета Kayhan, занимающая крайне жесткую консервативную позицию опубликовала мнение иранского аналитика Садоллы Зареи, в котором он заявил: израильский объект в Димоне мог быть атакован по принципу «око за око» после израильский атаки на иранский ядерный объект в Натанзе 11 апреля.

Подобные мнения не стоит оставлять без внимания.

Так, в ноябре прошлого года тот самый Зареи предложил властям Ирана нанести удар по израильскому портовому городу Хайфа из-за предполагаемой причастности Израиля к убийствам иранских ученых, участвовавших в ядерной программе.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху неоднократно заявлял, что Израиль не позволит Ирану реализовать свой ядерный потенциал. А официальные лица израильского министерства обороны признали подготовку возможных миссий по нанесению ударов по иранским целям.

Угроза полноценной войны с Ираном вполне реальна. Однако на фоне нынешнего обострения палестино-израильского конфликта, если Тель-Авиву придется воевать еще на один фронт — это будет смерти подобно. Сирия же невольно окажется между молотом и наковальней.

Ее территория в очередной раз будет использована всего лишь как плацдарм для других держав региона, сводящих давние счеты. Причем Сирия важна не только с территориальной точки зрения, но и как «резервуар» для накопления боевиков.

Точное количество террористов, которые сейчас находятся в Сирии, не знает никто. Командующий курдских сил пешмерга Сирван Барзани оценивал число боевиков только «Исламского государства» в 7 тысяч, а глава Управления ООН по борьбе с терроризмом (UNOCT) Владимир Воронков заявлял о 10 тысячах игиловцев в Сирии и Ираке и еще нескольких сотнях в Ливии.

И помимо «Исламского государства» в регионе действует еще множество более мелких группировок. Пока они есть — считать гражданскую войну в Сирии оконченной, конечно, нельзя.

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика