Лукашенко дал большое интервью российским журналистам

Президент Беларуси Александр Лукашенко 8 сентября дал интервью российским журналистам во Дворце Независимости в Минске, 9 сентября его опубликовали. Это первое большое интервью Лукашенко после президентских выборов.
Лукашенко дал интервью российским журналистам

О тех, кто голосовал против Лукашенко

«Конечно, для меня это очень обидно и трагично, если хотите. Но это не значит, что я опустил руки, потому что я философски на это смотрю. Ну когда-то Он меня туда позовет. Но я должен защитить то, что создано нашими руками, защитить тех людей, которые это создавали, и вот этих — подавляющее большинство, <…> которые за меня проголосовали, хотя видят меня каждый день в утюге, телевизоре и в холодильнике. Может быть, где-то им надоело, но они меня поддержали. Этим я сейчас живу».

О том, какие изменения нужно внести в Конституцию

«Некоторые представители политических партий сходятся во мнении, что нужно перераспределить полномочия между органами власти. Надо, но надо помнить, что нужен крепкий лидер, который будет обладать крепкими полномочиями. Наверное, не такими, какими обладает белорусский президент. Некоторые полномочия немыслимы по объему. Надо передавать полномочия губернаторам, парламент надо загрузить. Но условие одно: получив полномочия — отвечай».

О досрочных выборах президента

«Я склонен к тому, чтобы провести досрочные выборы. По срокам не говорю, нужно принять Конституцию».

О протестах после президентских выборов

«Все это глобализировано и интернационализировано. Если вы думаете, что богатая Россия с этим справится, ошибаетесь. Я разговаривал со многими президентами, со своим старшим другом, старшим братом я его называю, Путиным, я его предупредил: этому противостоять нельзя. Потому что — а как вы противостоите Telegram-каналам? У вас есть возможность блокировать эти Telegram-каналы? Ни у кого нет, даже у тех, кто всю эту паутину придумал. <…>. Даже если интернет сегодня убрать, Telegram-каналы эти из Польши будут работать. Поэтому вы не расслабляйтесь. У вас тоже скоро определенные политические события, а может быть, и на ровном месте. Знаете, мы к чему пришли вместе с российским истеблишментом и руководством? Если сегодня Беларусь рухнет, следующая будет Россия».
«Если бы сейчас рухнул Лукашенко, рухнула бы вся система, и следом покатилась бы и Белоруссия. <…>. Ну может, кто-то бы подставил свое могучее плечо. Но сейчас бы было очень тяжело, и вот эти ребята — омоновцы и прочие-прочие — те, кто со мной рядом <…>. Они в чем виноваты? А их будут резать, их будут рвать».

О том, удалось ли стабилизировать ситуацию в стране

«Иногда в воскресенье люди у нас ходят по улицам. Никакой дестабилизации в стране нет. Если бы не внешний фактор, и этого бы не было. Внешний фактор — это управление извне. Управляют американцы из центра под Варшавой, через Telegram-каналы известные. Второй канал управления — это Чехия. <…> Внутренних причин, чтобы случилась эта революция, их мало. Например, экономика у нас худо-бедно работает. Нет классической основы, что экономика остановилась, люди не получают зарплату и так далее. Есть причины и личные. Наверное, я все-таки пересидел, какой-то части людей надоел».

О жестокости силовиков по отношению к протестующим

«Окрестино — это изолятор. ОМОН не несет службу в изоляторах. На улицах работают ОМОН и внутренние войска. Их задача — стабилизация обстановки, удержать страну. Они нарушили закон? Нет. Единственное, что мне не нравится, — лежачего не бьют. Я открыто и по-мужски сказал: «Ребята, я это не приветствую». Получил кто-то на Окрестина или нет? Почему все повесили на ОМОН? Потому что ОМОН спас нас от блицкрига. <…>. В Окрестино попало очень много урок. Они ненавидят милицию, для них это менты. Когда они пьяные и прокуренные, 60%, они ринулись на этих ребят, конечно, им ответили. Омоновцев на Окрестина не было. Девчонкам некоторым попы красили синей краской, чтобы охали и ахали. Сегодня синяков нет, а 39 или 40 ребят-омоновцев, переломанных, до сих пор лежат в госпиталях. Некоторые никогда уже не встанут. За что они пострадали? Что спасали страну и навели порядок? Я не могу осудить этих ребят, которые защищали не только страну, но и меня».

О своем отношении к оппозиции

«Что касается координационного совета оппозиции — я их не знаю. <…>. Кто эти люди, не только я, но и белорусы, даже вы, просвещенные журналисты, — никто не знает. Кто-то был там из некоторых бизнесменов, притом из тех бизнесменов, которых я вынянчил на руках. <…>. Один сбежал, одна пыталась сбежать. <…>. С кем-либо переговоры президенты не ведут. Если оппозиция — это те, кто вот две программы выдвинул эти, — мне с ними разговаривать не о чем. <…>. Если и начинать диалог, то снизу — со студентами, с трудовыми коллективами».

О забастовках на заводах

«Задурили мозги людям… Но ни один же завод не остановился. <…>. Не было такого, что забастовали заводы. Но заранее так называемая оппозиция, организаторы, руководители на районах, на предприятиях создали ячейки. Говорили людям, что можно не работать и получать деньги, ну кто-то, может, и поверил.<…>. Да, после смены люди ходили, высказывали свое мнение».

О своем появлении с автоматом

«Я показал, что я на месте, я не трус и я не боюсь. <…>. У меня во Дворце независимости ситуационный центр. Я вижу все, что делается в Минске, со всех камер. <…>. Но когда они двинулись сюда, рядом в Дроздах, буквально в двух километрах у меня вертолет в резиденции. <…>. Я думаю, я должен посмотреть, что там творится. Я сажусь в вертолет, а американцы с космоса, сволочи, видят же все, и они сразу в свой центр под Варшавой дали сигнал, что вертолет поднялся. И как только президентский вертолет поднялся, они побежали. Они начали расходиться. Ну я облетел, посмотрел, что происходит. Но какая-то кучка боевиков осталась. <…>. Я показал, что я эту страну буду защищать, чего бы это ни стоило. <…>. И дети мои тоже никуда не побегут».
23 августа во время очередного протеста Лукашенко прилетел в свою резиденцию на вертолете. Он был одет в бронежилет и держал в руках автомат. В ответ на обвинения со стороны оппозиции, что президент готов стрелять в свой народ, Лукашенко заявил, что никогда даже «пальцем не показывал» в сторону белорусского народа.

О задержании Марии Колесниковой

«У них документы, все было оформлено заранее. Они предъявили паспорт на нашем участке. Таможенники, пограничники пропустили их. Дальше — участок государственной границы и пост украинцев. <…>. Восемь-девять километров между ними. <…>. Граница усиленно охраняется, поэтому мы выставили пост. Естественно, их остановили. Они на своем автомобиле по газам. Ее то ли выбросили из машины — на ходу. <…>. Наши пограничники, естественно, ее задержали, как положено, я как старый пограничник это говорю, и отправили в отряд пограничный. А эти — через границу, через пост украинский. Украинцы, насколько я сейчас информирован, их задержали. И мы с ними ведем переговоры, чтобы они нам их вернули».
8 сентября белорусские СМИ сообщили, что член президиума координационного совета оппозиции Мария Колесникова была задержана при попытке «прорыва» украинско-белорусской границы. Границу удалось перейти оппозиционерам Антону Родненкову и Ивану Кравцову, которые были с Колесниковой. В сюжете телеканала «Беларусь 1» говорится, что Колесникову выбросили из машины, после чего она и была задержана.
МВД Украины сообщило, что оппозиционеры были выдворены из страны насильно. Колесниковой удалось остаться в Белоруссии только потому, что она порвала паспорт, передали СМИ.

О «буржуйчиках»

Лукашенко не исключил, что уже слишком долго находится у власти. Однако, по его мнению, сейчас он один может спасти страну. Несмотря на уверенность, что протестами управляют американцы через центры в Польше и Чехии, он увидел и внутренние причины недовольства граждан: за время его правления в Белоруссии выросло два новых поколения. «Сформировался большой класс «буржуйчиков», и это действительно привело к недовольству, они хотят власти», — пояснил Лукашенко.

Об интеграции с Россией

«На этот вопрос белорусы ответили на референдуме, когда мы поставили вопрос об экономической интеграции с Россией. В договоре о Союзном государстве было прописано все! Путин ратифицировал этот договор. Мы прописали контуры будущего государства союзного. Последняя статья гласила, что мы должны принять Конституцию Союзного государства. Почему на это никто не пошел? Тогда все боялись, что Лукашенко прибежит и схватит шапку Мономаха. А сейчас два поколения после этого выросли, и невозможно ту интеграцию реализовать. Поэтому мы с президентом России начали «карты дорожные» обсуждать, чтобы выработать новые правила интеграции».
Читать далее →

  inosminews.ru

Добавить комментарий