Протестующих находит московский «Старший брат». Придут ли ко всем?

Протестующих находит московский "Старший брат". Придут ли ко всем?

Московские силовики задействовали систему «Умный город» для поиска протестующих — причем не только тех, кто дрался с полицией, но и тех, кто просто стоял в стороне. Накажут ли в итоге всех участников?

23 января молодой москвич Антон вместе с отцом посетил митинг в центре столицы. Спустя неделю к нему домой пришли сотрудники полиции. Его обвинили в участии в несанкционированной акции протеста. В качестве доказательства предъявили снимок c уличной камеры видеонаблюдения возле Елисеевского магазина на Тверской улице, где в тот день была толпа протестующих. Антона доставили в отдел полиции, и в итоге суд признал его виновным в нарушении законодательства о массовых акциях, рассказал Антон Би-би-си. Ареста удалось избежать — молодой человек отделался обязательными работами.

Еще одному москвичу, 28-летнему Алексею, повезло меньше. Ему на основе данных с камер дали 10 суток ареста, из которых он провел в спецприемнике в Сахарове только один день: апелляционная инстанция снизила срок. На снимке с камеры, который и стал главным доказательством его вины, он зафиксирован 23 числа в районе дома №17 по Тверской, на подходах к Пушкинской площади, рассказал Алексей Би-би-си.

Снимок с камеры из материалов суда над Вадимом Зубковым

Обоим также поставили в вину скандирование лозунгов, наподобие «Свободу Навальному!» Фотография звуков, естественно, не передает.

Еще про два случая использования записей с камер для административного наказания протестующих было известно ранее. На основе их данных получил 10 суток ареста историк Камиль Галеев и член одной из московских участковых избирательных комиссий Вадим Зубков, писал The Bell и «Апология протеста». Не исключено, что таких историй на самом деле больше — с учетом тех возможностей, которые московским силовикам дает система «Умный город».

Как «Умный город» ищет людей

За те 10 лет, что Сергей Собянин занимает пост мэра, московское правительство потратило более 500 млрд рублей на всевозможные системы по сбору информации о гражданах, писала ранее Би-би-си. Один из ключевых элементов этой цифровой инфраструктуры — разветвленная система видеонаблюдения на улицах и в общественных учреждениях. По состоянию на начало прошлого года она включала в себя почти 200 тысяч камер, данные с которых стекаются в единый центр хранения и обработки данных.

Пример использования системы распознавания лиц при проведении матчей ЧМ-2018 из презентации замначальника ГУ МВД по Москве

С 2020 года уличные камеры, а также камеры в метро подключены к системе распознавания лиц. Она работает следующим образом. Силовики могут загрузить в нее фотографию разыскиваемого лица — например, снимок, который тот делал для получения паспорта. После этого можно проследить весь его путь за последние дни по точкам, где человек попал в объектив камеры. Более того, можно установить и его текущее место жительства. Подъездные камеры, подключенные к системе распознавания лиц, делят всех входящих на группы «чужой» и «свой» — к «своим» относят тех, кто заходит в дом постоянно, рассказывал ранее Би-би-си экс-сотрудник мэрии, имевший отношение к работе над «Умным городом».

Пример использования системы распознавания лиц из презентации замначальника ГУ МВД по Москве

Чтобы идентифицировать участника акции протеста, силовики могут использовать данные сотовых операторов, говорит экс-сотрудник силовых органов. Действующая технология помогает определить, какие телефоны подключались к базовым станциям в определенное время и в определенном месте с точностью до пяти-семи метров. Для быстрого вычисления активистов силовики использовали последнюю версия СОРМ (система оперативно-розыскных мероприятий).

«Для этого используются видео из репортажей журналистов, операторов центра «Э» МВД и записи с городских камер. Толпа в видео делится на сектора и каждый из них анализируется. В первую очередь проверяются люди, участвовавшие в стычках с полицией», — говорит собеседник Би-би-си. Дальше силовики находят фотографии владельцев выявленных телефонов и так же загоняют их в систему распознавания лиц.

Большинство участников последних акций протеста были в масках. Александр Кабаков, сооснователь компании NtechLab, чья нейросеть и используется московской мэрией, ранее говорил The Bell, что маска «не защищает от алгоритма». Одновременно исследование Национального института стандартов и технологий США, проведенное этим летом, показало, что системы распознавания по всему миру не справляются с идентификацией людей в масках, причем больше всего проблем для алгоритмов создают черные маски.

Система, используемая московской мэрией, не публична и проверить, как именно она работает, нельзя, говорит руководитель юридической практики общественной организации «РосКомСвобода» Саркис Дарбинян. Однако в одном из вышеописанных случаев, проанализированных Би-би-си, маска у протестующего была, что не помешало привлечь его к административной ответственности. Правда, его нос закрыт не был, и три четверти лица были доступны для сканирования нейросетью. «Маска, конечно, увеличивает число ошибок [в работе системы], но всегда можно использовать биллинг и другие данные», — говорит источник Би-би-си в мэрии.

Будут ли теперь наказывать всех протестующих?

Систему распознавания лиц и другие элементы «Умного города» ранее уже использовали для поиска участников митингов — например, после московских протестов 2019 года. Однако тогда этих цифровых помощников привлекали для идентификации тех, кто участвовал в стычках с полицией. А это обычно расценивается как уголовное преступление — статья 318-я УК РФ «Насилие в отношении представителя власти».

Акция протеста 23 января на Пушкинской площади в Москве

После митингов за освобождение Навального технологии впервые стали использоваться для того, чтобы привлечь людей к административной ответственности, говорит руководитель «Апологии протеста» Алексей Глухов. Означает ли это, что власти попытаются оштрафовать или подвергнуть аресту всех, кто выходил на последние несанкционированные акции?

В вышеописанных случаях граждане были не чужды оппозиционному движению. Все выходили 23 января, и ко всем полиция пришла накануне второй акции 31 числа — явно для того, чтобы они не пошли митинговать повторно. Один из них — 23-летний Антон — был вместе с отцом, но к тому у силовиков претензий не было. Молодой человек полагает, что пришли именно за ним, потому что ранее он уже участвовал в акциях протеста.

На вопрос о том, каким образом выбирали, кого привлекать к ответственности, собеседник в мэрии заявил Би-би-си, что никаких списков активистов не составляли, чтобы потом загрузить его в систему распознавания лиц. «Вырезали лица из видео и смотрели по базам. Но в основном этим занималось МВД», — говорит он.

Срок давности по правонарушениям по «митинговой статье» Кодекса об административных правонарушениях составляет один год, говорит руководитель «Апологии протеста» Алексей Глухов. И уже известны попытки наказать по этой статье по прошествии значительного времени — например, в начале февраля на спецкора «Новой газеты» Илью Азара составили протоколы за призывы выйти в защиту журналиста Ивана Сафронова и против поправок к Конституции. Сами акции состоялись летом 2020 года.

  inosminews.ru

Добавить комментарий