Какие «немецкие стройбаты» создали для восстановления СССР после Великой Отечественной

Результатом нахождения немецких войск на советской земле стало разрушение 11 700 городов, 70 000 тысяч сел и деревень, 32 000 промышленных предприятий, 65 000 километров железных дорог, 98 000 колхозов и совхозов. Общий экономический ущерб, нанесенный СССР фашистской оккупацией, превысил 2,5 трлн. рублей.

То, с чем столкнулись советские граждане на освобожденных территориях наглядно демонстрирует состояние крупных городов. Так, в Пскове уцелело всего шесть зданий, Минск и Киев фактически были полностью стерты с лица земли, от авиаударов немцев серьезно пострадала даже Москва. Одними репарациями эти потери было не возместить. Необходимо было привлечь дополнительную рабочую силу: кто разрушил, пусть тот и отстраивает.

Решение о задействовании немцев на послевоенных стройках у советского правительства созрело еще в конце 1944 года. 16 декабря 1944 года вышло Постановление Государственного комитета обороны №7161сс, в котором требовалось мобилизовать для работы в СССР всех трудоспособных немцев – мужчин в возрасте 17-45 лет и женщин в возрасте 18-30 лет. В документе речь шла о немцах, находившихся на территориях стран, освобожденных Красной Армией. Кроме Германии это были: Румыния, Югославия, Венгрия, Болгария и Чехословакия.

Ответственным за мобилизацию назначили Лаврентия Берию. Транспортировка рабочей силы происходила как железнодорожными эшелонами, так и автотранспортом. Всем мобилизуемым разрешалось взять с собой теплую одежду, запас белья, постельные принадлежности, личную посуду и продукты питания на время дороги. Общий вес багажа – не более 200 кг. на человека. По прибытии к месту назначения предписывалось сформировать рабочие батальоны по 1000 человек в каждом.

Обязанности по приему и размещению интернированных и организации рабочего процесса возлагались на Наркомуголь и Наркомчермет. Наркомздрав отвечал за организацию медико-санитарного обслуживания прибывающих на работу. На Госплан возлагалась ответственность за обеспечение немцев продовольственными и промышленными товарами в количестве, соответствующем нормам конкретного наркомата.

Мобилизация проходила с декабря 1944 по январь 1945 года. В общей сложности на территорию СССР было перемещено около 300 тысяч немцев. Больше всего было восточногерманских немцев из Верхней Силезии и Восточной Пруссии. После окончания войны к ним добавилось примерно 2 млн. германских военнопленных, находившихся в советских лагерях. На стройках и восстановительных работах использовали даже тех немецких военнослужащих, которые получили до 25 лет тюрьмы или лагерей.

Труд интернированных германских граждан и военнопленных немцев нашел широкое применение. Большая часть из них работала на шахтах Донбасса и других объектах по добыче полезных ископаемых, также их использовали на лесоповале, предприятиях, связанных с угольной промышленностью, черной и цветной металлургией, энергетикой, активно привлекали для восстановления разрушенных городов. Среди наиболее известных мест, где трудились немцы – Куйбышевская и Каховская ГЭС, Владимирский тракторный завод, Челябинский металлургический комбинат, трубопрокатные заводы в Азербайджане и Свердловской области, Каракумский и Волго-Донской каналы.

Немцы принимали участие в восстановлении Сталинграда, Минска, Орла, Курска, Смоленска и Киева. Немалая часть германских граждан была задействована на стройках Москвы. Так, они принимали участие в строительстве МГУ, Курчатовского института, стадиона «Динамо», в подмосковном Красногорске их усилиями была построена школа, архивохранилище, городской стадион, возведен благоустроенный городок для рабочих с домом культуры.

Вклад немцев в восстановление разрушенной инфраструктуры советских городов нельзя недооценивать, но и переоценивать не следует тоже. Принято считать, что малоэтажная застройка 1940-50-х не просто дело рук немецких военнопленных, но и архитекторов из Германии. Это не так. Генеральный план городской застройки был разработан советскими архитекторами – Алексеем Щусевым, Василием Симбирцевым, Борисом Иофаном, Дмитрием Чечулиным, Михаилом Куповским и другими. Конечно, немецкая рабочая сила на таких стройках была преобладающей, но руководили процессом советские прорабы.

Несмотря на то, что занятым в строительстве немцам было особо некуда бежать, да и не очень они к этому стремились к ними все равно была приставлена охрана. Она была малочисленна так как ее основной функцией являлась защита самих же немцев от проявлений ненависти и актов агрессии со стороны советских граждан.

Немцы строили на совесть, отличаясь дотошностью во всех мелочах, результатом чего стали надежность и хорошее качество построек, многие из которых функционируют и по сей день. Это объяснялось как квалификацией немцев, так и строгим контролем со стороны стройорганизаций. Но бывали и случаи немецкой халтуры. Так, используя языковой барьер некоторые начальники бригад фальсифицировали отчеты, ставя более высокие показатели выработки плана. Иногда подобное проходило, но чаще такие махинации быстро выявлялись, так как в советских органах хватало знатоков немецкого языка.

Местные власти обеспечивали немецких рабочих всем необходимым: жильем, одеждой, едой. Меню, особенно у тех, кто работал на московских стройках было достаточно разнообразным. Во всяком случае они снабжались по нормам, рекомендованным для советских рабочих. В ежедневном рационе было мясо, масло, крупы, иногда рыба. Конечно, суточные нормы калорийности были небольшими, но и с голоду никто не умирал, в отличие от наших военнопленных, содержавшихся в нацистских лагерях.

Повара или интенданты, даже если бы и хотели, не имели возможности урезать рацион германских рабочих, так как НКВД установил за этим строгий контроль: любая трудовая сила была крайне необходима в народном хозяйстве. Если бы вина за недоедание немецкого работника пала на человека, готовившего или распределявшего пищу то его вполне могли отправить и в ГУЛАГ, – отмечает военный историк Владимир Сидоров.

Занятые на московских стройках немцы размещались в лагерях для военнопленных в Подмосковье. Каждое утро за ними приезжал грузовик, он же вечером отвозил их обратно. Многие немцы за время работ смогли стать квалифицированными каменщиками, малярами, монтажниками, что несомненно пригодилось им по возвращении на родину. С конца 1940-х немцы получили возможность рассчитывать на небольшой оклад при условии выполнения плана. Этих средств вполне хватало, чтобы обновить свой гардероб или побаловать себя дополнительным пайком.

Несравнимо лучше чувствовали себя в СССР высококвалифицированные немецкие специалисты, интернированные из Германии для работ в химической, радиоэлектронной, авиационной, ракетной, ядерной промышленности. Им платили зарплату, соответствовавшую уровню советских инженеров. К примеру, в распоряжение немецких физиков, размещенных в Абхазии, передали санатории «Синоп» и «Агудзеры»: туда завезли технику и все необходимое для работы. Им также разрешалось перевезти сюда членов своих семей.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.