Интервью с Дмитрием Медведевым


Интервью с Дмитрием Медведевым

Дмитрий Медведев уже девять лет как не президент и год как не премьер-министр, однако в России его хорошо помнят – кто-то с ностальгией вспоминает «медведевскую оттепель», кто-то никак не может забыть доллар по 30 рублей, а некоторые верят, что однажды он вернётся и над городами страны пронесётся громогласное: «Русские, вперёд!». Как живёт сам экс-президент, чем он занимается и снятся ли ему танки под Тбилиси – спросим у него самого.

Известный своим либеральным отношением к прессе и открытостью, Дмитрий Анатольевич достаточно быстро согласился принять наших журналистов в своём загородном доме в посёлке Переделкино. Политик сейчас пишет там мемуары о своем президентском сроке, но затем в доверительной беседе признаётся: пока не удалось продвинуться дальше первой страницы. Причин на это много, не последняя из них – изумительная природа Подмосковья, в апреле буквально взрывающаяся россыпью красок, ароматов и звуков. Поэтому разместились мы в беседке прямо у личной пасеки Дмитрия Анатольевича.

– Вы сами за пчёлами следите? Трудно это?

– На самом деле это шмели, – поправляет нас Медведев. – Не могу сказать, что они собирают очень много мёда, но контакт с ними мне лично оказалось проще установить.

– В сети недавно разгорелся скандал из-за ваших слов про то, что уровень жизни россиян растёт некими небывалыми темпами. Как вы это можете прокомментировать?

– Это, конечно, не очень объективный и научный способ, но поскольку в Госстат меня и с президентским-то удостоверением не всегда пускали, я решил анализировать ситуацию сам. Своими глазами можно больше увидеть, чем в официальной статистике подают. И вот так если посудить, то давайте посмотрим на Москву: вот эти двух-, трёхэтажные квартиры в небоскрёбах, мы же о них только мечтать могли в 1990-е ещё, а теперь среди моих знакомых уже все переехали или в такое жильё, или в частные дома. Я людей на «Жигулях» уже лет 20 не видел. Благосостояние не просто растёт, оно пробивает потолок – сложно этого не замечать.

– Вспоминая другой известный скандал с вами, хотелось бы спросить: а что вы всё же имели в виду, когда сказали “Денег нет, но вы держитесь”? Объяснения, конечно, были в СМИ, но какие-то не очень убедительные.

– На самом деле сказано было это в самом прямом смысле. Там же ситуация какая получилась: полетел я в Крым, а там как в детстве. Атмосфера, имею в виду, лёгкая совсем, небо синее такое. Словом, я расслабился немного и вышел, так сказать, в народ. А меня какие-то люди такие обступили, неброские совсем, серенькие. Подумал, мелочь просят. И я им тогда, собственно, сказал, что денег нет, но потом захотелось как-то дополнительно подбодрить, пока охрана не подоспела.

– Что же, это звучит логичнее, чем прошлые комментарии. Если уже говорить о народной славе, то как вы относитесь к тому, что в годы президентства вас называли, к примеру, “Айфончиком” за вашу любовь к технологиям?

– Читал об этом в интернете и знаете, мне даже чем-то понравилось. У Салтыкова-Щедрина был Органчик, меня вот тоже как-то прозвали. Вошёл в историю. iPhone, кстати, больше не пользуюсь. Видели на Хабрахабре, как собрать телефон из Raspberry Pi? Умиротворяющее занятие.

– А если в целом вспоминать период, когда вы были президентом, то какие у вас впечатления остались?

– Президентом быть в целом не очень сложно: тебе говорят, какие вещи озвучить, что подписать, вечером ужин. Спал хорошо тогда, много, и потом тоже. Я и сейчас хорошо сплю, только теперь никто над этим не шутит в сети.

– Сны об упущенных возможностях или стыдных ситуациях бывают?

– Не могу сказать, что каких-то решений стыжусь, или что они спать не дают. Про Грузию, конечно, много мыслей, иногда закрываю глаза и вижу Транскавказскую дорогу. Знаете такую? По ней от Алагирского района нашего через Рокский тоннель до Цхинвала можно добраться. А затем до Гори. Там 60 километров до Тбилиси…

На этом моменте Дмитрий Анатольевич помрачнел и уставился на фарфоровый чайник, не мигая, а спустя ещё несколько секунд солнце скрылось за грядой облаков. В звуках отдалённой грозы словно слышались “Грачи” Су-25, которые однажды услышав, затем ни с чем нельзя спутать.

– Да, так вот, – вынырнул из молчания бывший президент. – Сплю в основном хорошо.

– Перейдём к премьерскому периоду. Именно при вас в качестве председателя правительства впервые начали уничтожать санкционную еду, что вызвало много критики: многие посчитали, что это чуть ли не кощунственно, что лучше её раздать малоимущим. Что вы об этом думаете?

– В 1990-х годах был один уважаемый человек, достаточно авторитетный бизнесмен, который устраивал регулярно по различным поводам пиры всякие, банкеты у себя в загородном доме. И иногда, когда он перебирал немного с алкоголем, он начинал стучать кулаком по столу и требовал Чёрное море. Его ребята знали, что это означает, и через полчаса, максимум час во двор подгоняли самосвал с натуральной чёрной икрой, целый самосвал, представляете? Икру ему сваливали в пустой бассейн, он раздевался догола, в неё нырял и говорил, что плывёт в Крым. Фактически он кругами там плавал и громко говорил многое про величие России, а мы, гости, стояли у бассейна и смотрели. И я помню это ощущение, когда одновременно и впечатлён такой тратой денег впустую, целый бассейн с чёрной икрой всё-таки, и в то же время побаиваешься этого человека. Вот я думаю, уничтожением санкционной продукции мы какое-то подобное чувство вызываем и у западных партнёров. Что по сути верно: должны бояться и уважать. Это статус.

– А сейчас этот человек где?

– В Совете Федерации. Я сам долго смеялся, когда узнал, что именно он предложил давить “санкционку”. Столько лет прошло, а идеи всё те же.

– Вот кстати, если говорить о действующих чиновниках, то кто у вас лично вызывает наибольшее уважение и симпатию?

– Пресс-секретарь Дмитрий Сергеевич [Песков], само собой. Человек исключительной квалификации, потрясающе просто вот эти все вопросы каверзные отбивает, вы и сами видели. Мне бы такого пресс-секретаря, так я, может, и не уходил бы в отставку. И пост президентский не отдавал бы.

– Не отдавали бы? Так разве не народ выбирает президента?

– Народ, разумеется. А партия ему по-отечески подсказывает, кого выбрать, у нас давно так в стране. Иначе, сами знаете, навыбирают всяких демагогов, демократов и прочее на букву “д”, а нам потом разгребать все эти последствия.

– Думаете, российский народ не готов к реальной демократии?

– Народ у нас готов ко всему, к чему нужно. У нас выдающийся народ. Пережил революцию, войну, застой, переживёт и демократию. Но конечно же, лучше до такого не доводить.

– А какие у вас мысли по поводу внешней политики? Россия сейчас переживает не лучший период в отношениях с США. При вас же в качестве президента всё было намного лучше. Есть ли идеи о том, как выйти из положения?

– Мне сейчас трудно про внешнюю политику говорить, я на пенсии практически, вы видите, какую должность мне дали, почти как Никиту Сергеевича [Хрущёва] сослали. *смеётся* Но всё же я искренне не понимаю этих проблем, всё решаемо при желании, американцы тоже люди. Обама был вообще весёлый парень, хоть и негр, кнопку “Перегрузка” он мне потом подарил, кстати, как сувенир. Ну, я попросил подарить. Нажимаешь – щёлкает. Выдумщики.

– Вы не жалеете, что ушли с поста премьера?

– Я послушал президента во время послания, работы он навалил на десять лет вперёд. Я и подумал, нет, это точно не для меня. Поэтому сразу попросил перевести себя на другую работу, чтобы можно было так, как раньше я президентом работал.

– И как это было?

– Я просил президента назначить меня министром отдыха, но он пояснил, что несерьёзно бывшему главе государства занимать такую должность и предложил стать заместителем кого-то там в Совбезе. После длительных размышлений, приблизительно на 45-й секунде я согласился.

– Много отдыхаете теперь? Куда любите ездить?

– Сами видите. Времени для отдыха стало больше, этого не отнять. По заграницам, впрочем, не мотаюсь, как некоторые – недавно вот был в Черногории, но на этом всё. У нас и в России хорошо, больше всего люблю Геленджик. Там у моего очень хорошего друга есть большой дом, но главное, что там можно заняться спортом. Там и бассейн есть, и столы для покера, и даже в хоккей можно играть.

– Некоторые жалуются, что отечественные курорты дорогие и перегруженные, особенно в условиях пандемии.

– Это неправда. Я когда был президентом и премьером, часто бывал на горных курортах, например, в Сочи, и всегда мы катались на пустом склоне. Друзья, обратите внимание, в России тоже можно хорошо отдыхать и главное, свободно.

– Что бы вы хотели пожелать читателям интервью и вообще народу России?

– Напоследок хотел бы пожелать соотечественникам больше отдыхать и меньше нервничать. Работать, конечно, нужно, за работу ведь зарплату платят или по крайней мере обещают платить, но переусердствовать нельзя. В жизни есть ещё много хорошего. В конце концов, в той же Черногории есть пословица «От отдыха ещё никто не умирал». Поэтому я с удовольствием отдохну от этих правительственных дел и вам советую.

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика