Дмитрий Биричевский: Антироссийские «затеи» западников без ответа не останутся

После начала украинского конфликта Россия столкнулась с жестким санкционным прессингом со стороны США и других западных стран.

 Дмитрий Биричевский: Антироссийские "затеи" западников без ответа не останутся

Директор департамента экономического сотрудничества МИД РФ Дмитрий Биричевский. Фото: МИД РФ

О выстраивании торговых отношений с зарубежными государствами в новых условиях корреспонденту "РГ" рассказал директор департамента экономического сотрудничества МИД России Дмитрий Биричевский.

Какие изменения произошли в экономическом сотрудничестве с зарубежными странами после того, как Запад объявил России полномасштабную экономическую войну?

Дмитрий Биричевский: Мы видим, как ежедневно на наших глазах по вине коллективного Запада происходит нарушение казавшихся незыблемыми международных правил и норм сотрудничества в сфере экономики, финансов и торговли. Вместо созидательной повестки, основанной на открытости и доверии, нам навязывается жесткая конфронтация. Очевидно, что США и их союзники таким образом пытаются восстановить и закрепить свое весьма сомнительное доминирование в мире в ущерб национальным интересам других членов международного сообщества и за их счет. В такой системе координат выстраивать экономические отношения мы не будем.

У нашей страны достаточно возможностей для обеспечения устойчивого и динамичного развития национальной экономики, независимого от внешнего давления. Имею в виду, прежде всего, раскрытие внутреннего производственного потенциала, в том числе в высокотехнологичных отраслях. Кроме того, продолжим активно диверсифицировать внешнеэкономические связи, укреплять сотрудничество с нашими ближайшими партнерами по ЕАЭС и СНГ, наращивать взаимодействие с государствами Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и африканского континента.

Такая политика уже дает свои положительные результаты. В частности, все чаще в наших внешнеторговых операциях с этими странами применяется национальная валюта, все активнее используются альтернативные SWIFT международные платежные системы. Будем предпринимать дальнейшие шаги, направленные на снижение монополии дискредитировавшего себя доллара США как основной резервной валюты и платежного средства в международной торговле.

Разумеется, мы также открыты к продолжению конструктивного диалога с деловыми партнерами из так называемых "недружественных" стран. Не собираемся дискриминировать компании по национальному признаку. При этом необходимо учитывать, что западные правительства за счет санкций создали для своих экономоператоров такие в кавычках "благоприятные" условия ведения бизнеса с Россией, что теперь они будут вынуждены подстраиваться под нас. Они, к слову, уже так и делают. Примером этому может служить перевод оплаты за наши энергоносители в рубли.

Некоторые эксперты отмечают, что для России настало время окончательно переориентироваться на Восток. Накануне посол Малайзии в Москве Бала Чандран заявил, что его страна может увеличить поставки электроники и чипов на российский рынок. Готовы ли другие азиатские страны к аналогичным действиям? По вашим наблюдениям, насколько иностранные государства опасаются продолжать экономическое сотрудничество с Россией на фоне санкций США и европейцев?

Дмитрий Биричевский: Надо сразу сказать, что абсолютное большинство государств не разделяет антироссийский санкционный курс коллективного Запада, который уже негативно сказывается на мировой экономике. На этом фоне наши партнеры в Азии, Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке выбрали верную стратегию — подходить к сотрудничеству с нашей страной исходя из собственных прагматических интересов, несмотря на оказываемое на многих из них, нам это хорошо известно, беспрецедентное давление.

В России видят в этих регионах большой экономический потенциал, догоняющие, а иногда уже и опережающие темпы развития, серьезные преимущества и перспективы для взаимовыгодного взаимодействия. В свою очередь чувствуем растущую встречную заинтересованность в наращивании деловых связей с нами. Будем активизировать конструктивные отношения со всеми, кто не присоединился к недружественным действиям в отношении России, наших компаний и граждан. И не сомневаемся в стабильном "запросе" на такое сотрудничество со стороны международного бизнеса.

Сейчас активно обсуждается тема о параллельном импорте, когда без разрешения правообладателей можно будет завозить из-за рубежа на отечественный рынок брендовые товары. Насколько это реальная история? Какие сложности имеются для реализации таких планов? Как известно, "серый" импорт сопряжен с риском получить огромное количество подделок. Как сертифицировать и проверять такой товар?

Дмитрий Биричевский: Возможность "параллельного импорта" отдельных товаров в Россию — это не обсуждаемая концепция, а реальность. И, кстати, такая практика широко применяется в мире. Минпромторг России недавно утвердил перечень продукции, которую можно беспрепятственно ввозить в Россию при условии, если правообладатель/патентообладатель согласился на продажу таких товаров в любой другой стране мира. Речь идет, прежде всего, о продукции компаний, которые объявили об уходе с российского рынка. Список продукции и соответствующих брендов может меняться — в зависимости от позиции тех или иных зарубежных компаний по сохранению поставок таких товаров в Россию. Мера направлена исключительно на обеспечение наличия необходимых товаров на внутреннем рынке и не будет распространяться на поставщиков, которые продолжат работу в России.

В качестве основного оружия против России западные государства используют всевозможные экономические ограничения. Какие ответные меры на это в состоянии применить наша страна? Так, к примеру, западные компании перестали поставлять в Россию запасные части для гражданских самолетов Boeing и Airbus. Можем ли мы увязать вопрос импорта комплектующих для воздушных судов с экспортом, к примеру, российского титана за рубеж?

Дмитрий Биричевский: Россия выверено и адекватно реагирует на западные ограничительные меры, руководствуясь задачами защиты своих граждан, поддержания устойчивости национальной экономики, ее финансовой системы, а также интересами отечественного бизнеса. Оставляем за собой право на ужесточение наших специальных мер в случае эскалации санкционного давления. При проработке ответных мер, в отличие от многих западных "партнеров", стремимся не нанести ущерб собственной экономике, то есть здесь важно отмерять не менее "семи раз". Что касается конкретных шагов, на этапе проработки они носят конфиденциальный характер. Но, будьте уверены, антироссийские "затеи" западников без ответа не останутся.

Россия направляет огромные объемы пшеницы за границу. Может, и здесь следует пересмотреть рынки сбыта продукции аграриев из РФ? Или все-таки лучше не рвать устоявшиеся бизнес-цепочки и долгие годы формировавшиеся связи?

Дмитрий Биричевский: Российская Федерация является значимым и ответственным участником мирового продовольственного рынка. Намерены и далее добросовестно исполнять свои обязательства по международным контрактам в части экспортных поставок товаров АПК, удобрений, энергоносителей и другой критически важной продукции. Глубоко обеспокоены возможным продовольственным кризисом и хорошо осознаем значение поставок социально значимых товаров, в том числе продовольствия, для развития государств Азии, Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока.

Вместе с тем крайне важно, чтобы развивающиеся страны понимали реальные причины кризисной ситуации, сложившейся сегодня на мировом продовольственном рынке, в числе которых просчеты в макроэкономической, финансовой и энергетической политике, а также антироссийские санкции, затрудняющие финансовое и логистическое обслуживание продовольственных контрактов. Международное сообщество должно твердо заявить о недопустимости мер одностороннего давления, последствия которых могут быть катастрофическими для всех без исключения.

США вывели российские удобрения из-под санкций, обозначив этот товар в качестве продукции первой необходимости. Американцы, по всей видимости, не хотят идти на жертвы, когда дело касается их интересов. Может быть, в такие моменты России следует проявить принципиальность и отказать Вашингтону в нужной им продукции?

Дмитрий Биричевский: Еще раз хотел бы отметить, что наша принципиальная позиция состоит в том, чтобы выверенно реагировать на вводимые ограничения с учетом задач поддержания устойчивости российской экономики и интересов отечественного бизнеса. Из этого и будем исходить при выработке ответных мер, в том числе в контексте запрета экспорта продукции в отдельные "недружественные" страны. Одновременно необходимо подчеркнуть, что Россия была и остается надежным партнером, поставщиком продукции на мировой рынок. Дестабилизация мировой торговли не соответствует нашим интересам, а отечественные предприятия ответственно относятся к выполнению своих международных коммерческих обязательств.

Полагаю, вас можно назвать кофеманом. Насколько знаю, этот напиток Вы пьете регулярно. Поэтому новости о возможном появлении дефицита на кофейные зерна не оставляют Вас равнодушным? Поговаривают, что многие поставщики отказываются завозить к нам кофе, в том числе из-за возникших после введения санкций логистических проблем. Будет ли наше государство вмешиваться в такие истории? Или это вопрос в большей степени отдается на откуп коммерсантам в надежде на их ловкость и смекалку?

Дмитрий Биричевский: Да, кофе я действительно очень люблю. Выпиваю по пять чашек в день. Не видим предпосылок для возникновения дефицита кофе на российском рынке в долгосрочном плане. К слову, Россия в апреле 2015 года присоединилась к Международной организации по кофе (МОК) со штаб-квартирой в Лондоне. Мы являемся одним из крупнейших потребителей кофе в мире, а россияне — еще со времен Петра I — ценителями этого напитка. Еще один факт: большинство членов МОК (42 участника из 49) — это страны-экспортеры кофейных зерен, среди которых никто не поддержал антироссийскую санкционную кампанию западников. Сырье для приготовления этого напитка поставляется в нашу страну из государств Африки, Азии, Латинской Америки, а обжаривание и переработка происходит уже на отечественных предприятиях. Эти цепочки поставок сохраняются, несмотря на общие кризисные тенденции на мировом продовольственном рынке. Конечно, отдельные логистические перебои, курсовые колебания, трудности в международных расчетах оказывают влияние на стоимость кофе — он действительно дорожает, как и многие другие продовольственные товары. Вместе с тем я бы не верил страшилкам, будто бы кофе пропадет с российских прилавков.

Москва неоднократно называла односторонние санкции западных стран нелегитимными. Существуют ли сегодня какие-либо механизмы, которые позволяют оспорить эти меры? Возможно, в будущем предстоит большая работа по выдвижению российских претензий к Западу?

Дмитрий Биричевский: Действительно, мы столкнулись с беспрецедентными массированными односторонними санкциями, вводя которые "коллективный запад" открыто заявляет о цели нанесения максимального ущерба нашей экономике и подрыва национального развития России.

Путин подписал закон о поддержке регионов в условиях санкций

Применение таких санкционных мер можно считать экономической войной без правил, которая в корне подрывает общепризнанные принципы и нормы международного права, включая принципы сотрудничества, суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела государств, а также нарушает договорные обязательства в масштабах, которые еще предстоит оценить. При обосновании рестрикций оппоненты опираются не на международное право, а "политическую волю большинства", говоря, что они являются-де ответной мерой на "российскую агрессию".

Факт того, что мы действуем на основании статьи 51 Устава ООН (право на индивидуальную и коллективную самооборону), игнорируется. Разумеется, активно прорабатываем ответные меры и юридические механизмы с тем, чтобы оспорить введенные нелегитимные рестрикции.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.