Вашингтон поставил Приднестровье на «разморозку»

Вашингтон поставил Приднестровье на «разморозку»

Приоритетом нового посла США в Молдавии Дойла Логсдона будет вывод российских миротворцев из Приднестровья. Об этом дипломат заявил сам на слушаниях по утверждению его в новой должности, которые прошли накануне в комитете по иностранным делам Сената Конгресса.

У нынешнего посла Дерека Хогана, руководившего американской дипмиссией в Кишиневе с октября 2018 года, срок полномочий заканчивается. И на родину он вернется кавалером ордена Почета — так президент Майя Санду отметила заслуги дипломата в «укреплении институтов Молдавии и продвижении демократии».

У Логсдона в этом смысле тоже большие планы. Он, как и его предшественник, обещает продвигать демократию, а также «давить на Россию», чтобы «она выполнила свои обязательства по выводу войск и вывозу боеприпасов из Приднестровья».

Не забыл кандидат упомянуть и о «страшном» российском «вредоносном влиянии и дезинформации», которые, по его мнению, угрожают европейскому демократическому курсу Молдавии. Молдавский народ, по выражению дипломата, «выбрал смелый путь реформ и западной интеграции, и в интересах США поддержать его».

То есть, можно ожидать, что Логсдон в должности главы американского посольства продолжит хорошо отработанную его коллегами (на той же Украине) практику перевода страны (в данном случае Молдавии) под внешнее ручное управление Вашингтона. Тем более что в тандеме с румынской гражданкой Санду, которой Штаты, по сути, обеспечили победу на президентских выборах, а ее партии большинство в парламенте, это не будет проблематично.

Выступая недавно на сессии Генассамблеи ООН, Санду в очередной раз дала понять, что Кишинев продолжит настаивать на выводе российских военных из Приднестровья и вывозе боеприпасов со складов в Колбасне. При этом она отметила, что решить приднестровский конфликт можно только мирным путем на основе суверенности и целостности Молдавии.

О миролюбии, как известно, принято говорить с высоких трибун. Однако не всегда действительность совпадает со словами.

Иначе, как объяснить, что 26 сентября, буквально на следующий день после заявления молдавского президента, в аэропорту Кишинева приземлился транспортник ВВС США с военной техникой для молдавского Министерства обороны на сумму 5 млн. долларов. Какой именно, власти умалчивают.

Но, как сообщил представитель МИД России Алексей Зайцев, речь может идти о «стрелковом оружии, средствах связи, легких артиллеристских системах и бронеавтомобилях». Причем, по его сведениям, до конца года будет еще несколько аналогичных поставок из США.

Официально утверждается, что делается это, чтобы повысить «оперативную совместимость для участия в международных миротворческих операциях». Но такое объяснение звучит как-то неубедительно. Особенно на фоне недавнего высказывания молдавского вице-премьера по вопросам «реинтеграции» Владислава Кульминского, заявившего, что приднестровский конфликт больше не является замороженным и будет решен в ближайшие годы.

Но если слова Кульминского можно еще понять двояко, то молдавский политолог Владимир Ротарь в своей колонке для RTA (Regional Trends Analytics) более откровенен. Он считает, что эти вооружения будут использоваться против Приднестровья.

«Скорее всего, есть цель добиться определенного паритета с армией сепаратистского анклава в Приднестровье и находящейся там группировкой российских войск. Понятно, что молдавская армия вряд ли когда-нибудь станет мощным самостоятельным игроком — но оказывать напряжение на своем небольшом участке вполне способна», — пишет он.

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила профессора РАНХиГС при президенте РФ, известного специалиста по приднестровскому конфликту Наталью Харитонову:

— Решения, которые касаются приднестровского вопроса, принимаются, к сожалению, не в Кишиневе. И в этом связи можно вспомнить слова американского посла Хогана, который тоже как-то заявил, что в ближайшие годы приднестровский конфликт будет решен. Правда, не уточнил, каким образом. Но та позиция, которую он сейчас занимает, позволяет полагать, что, на самом деле, такая постановка вопроса исходит непосредственно из Госдепартамента США. Соответственно, новый посол будет продолжать ту же линию.

Эта риторика не сейчас появилась. Даже не при Санду, а, действительно, раньше. Просто сейчас, получается, США обрели реальный инструментарий, чтобы на эту ситуацию более эффективно воздействовать. Потому как им, скажем прямо, удалось сделать фактически полностью прозападный парламент в Молдавии и прозападное правительство.

То есть, у них оказалось в руках больше инструментов для того, чтобы более эффективно воздействовать на ситуацию.

Опять же, предсказуемо себя повела приднестровская сторона, которая на фоне этих всех заявлений тоже обозначила, что будет обращаться к России с тем, чтобы она признала Приднестровскую Молдавскую Республику со ссылкой на результаты референдумов — там их прошло энное количество. О том, что Приднестровье желает независимости и присоединения к Российской Федерации.

В этом смысле ничего существенного не произошло.

На самом деле, мне кажется, если бы ситуация могла сейчас резко развернуться в сторону возобновления горячей фазы конфликта, то Санду в своем выступлении на Генассамблеи непременно упомянула бы уже принятую в 2018 году резолюцию ГА ООН о «необходимости вывода российского военного контингента и вывоза боеприпасов с территории Приднестровья».

«СП»: — Она обошла этот вопрос?

— Да, к большому удивлению ярых прозападных сторонников, в своей речи Санду этого не сказала. То есть, фактически она оставила определенный люфт для того, чтобы, действительно, выйти на какой-то вариант мирный урегулирования конфликта. Но по сценарию, который будет устраивать, соответственно, не только Вашингтон, а и нынешний Кишинев.

Кроме того, по время августовского визита Дмитрия Козака (замглавы администрации президента РФ — ред.) в молдавскую столицу она также пообещала, что на Приднестровье не будет оказываться экономическое давление, и блокада экономическая не будет иметь продолжение.

Впрочем, уже 1 сентября мы увидели ужесточение этих мероприятия, но уже руками Украины. То есть, Кишинев в этом смысле остался «белый и пушистый» — все сделал Киев. И понятно, что эта линия тоже была скоординирована Вашингтоном.

«СП»: — Тогда что имел в виду Кульминский, когда говорил о «разморозке» конфликта?

— Кульминский повторил ровно то, что от него ожидали. Но мне все-таки кажется, и обстоятельства все говорят в пользу того, что Молдавия просто пытается усилить свои переговорные позиции накануне очередной встречи формата «5 + 2» по приднестровскому урегулированию. То есть, заявление молдавского вице-премьера, это лишь некий элемент переговорной стратегии, направленный на усиление переговорных позиций. К чему это может привести в действительности, мы сможем увидеть только после встречи.

Во всяком случае, Швеция, как нынешний председатель ОБСЕ, в ней очень заинтересована, что неоднократно подчеркивала и председатель ОБСЕ, глава МИД Швеции Анн Линде. Стокгольм хотел бы в период своего председательства в организации продвинуться в вопросе мирного урегулирования.

Поэтому если ничего экстраординарного не случится, то встреча до конца этого года должна состояться. А все что происходит сейчас просто направлено на укрепление переговорных позиций Молдавии, ЕС и США (они все в этот формат входят — правда, с разными статусами) с тем, чтобы оказать серьезное давление на приднестровскую сторону.

«СП»: — А есть ли, по-вашему, какое-то решение, которое утроило бы всех — Кишинев и Тирасполь, Вашингтон, Москву и Брюссель?

— На самом деле, раз мы имеем ситуацию, что уже тридцать лет конфликт не может быть урегулирован, такого варианта нет. И, безусловно, быть не может.

Формулы, которые фигурируют во всех документах ОБСЕ, и на которые все эти годы опираются переговорщики разного уровня и статуса, они все говорят о неком общем государства. При этом изначально не было указаний (и там есть масса интерпретаций), что такое это «общее государство».

Это унитарная Молдавия? К этому варианту стремится Кишинев.

Либо единым государством может быть совершенно противоположная унитарному государству форма — конфедерация.

И в переговорных процессах были периоды, когда Приднестровье готово было пойти на вариант конфедерации. Но Кишинев сдал назад, и это время уже упущено. Сейчас элиты испытывают совершенно другие устремления и настроения.

Вариант конфедерации Приднестровье уже не желает рассматривать — только независимость. В ответ Молдавия настаивает только унитарном устройстве будущего единого государства.

Причем, и там, и там есть нормативные акты, которые фиксируют такую установку. В Молдавии это закон 2005 года, согласно которому ПМР должна быть реинтегрирована в состав унитарной республики Молдавия и стать одним из ее районов.

Но в Приднестровье противоположного характера документы есть. Плюс еще референдумы — народное волеизъявление было зафиксировано не единожды в этом отношении.

Поэтому действительно на текущий момент нет такой позиции, которая бы устроила обе стороны. Последний раз, когда Кишинев и Тирасполь были готовы к компромиссу, это был Меморандум Козака, 2003 года, который решал проблему через федерализацию Молдавии. Однако его реализация была сорвана молдавской стороной не без участия представителей разнообразных западных структур в Молдавии.

Источник

  inosminews.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика